Испанские войны. Дерби, фанаты, традиции

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср янв 30, 2013 21:04

Севильское дерби

Участвующие клубы: «Севилья» (Севилья), «Бетис» (Севилья)

Начало сражения: 1915 год

Причина ненависти: принадлежность к одному городу


В величественной Севилье — «столице башен», одном из красивейших испанских городов и столице автономного сообщества Андалусия — на берегах Гвадалквивира развернулось жестокое футбольное противостояние: дерби Севильяно.

Севилья и дала название Испании, поскольку в древности являлась римской колонией и именовалась Испалис. В эпоху арабского завоевания Пиренеев захватчики называли город Ишбилья — отсюда и современное название Севилья. Это четвертый по величине город Испании после Мадрида, Барселоны и Валенсии; город, известный своими великолепными архитектурными памятниками — такими, например, как цитадель Алькасар; столица провинции, которая считается колыбелью национального испанского танца — фламенко.


«Огуречные» разборки

«Севилья» была основана в 1905 году, взяв себе имя города, что всегда ставит команду в привилегированное положение среди местных болельщиков. «Бетис» образовали на два года позже студенты Политехнической школы, и, естественно, у них сразу возникли проблемы с названием. Сначала команда называлась «Севилья Футбол», и только немного позже пришло название «Бетис». Данный термин уходит корнями в глубины истории. Дело в том, что плодороднейшая древнеримская провинция^ располагавшаяся на территории сегодняшней Андалусии, носила название Бетика. В полном названии клуба (Real Betis Balompie) есть еще одно неиспанское слово — «balompie». Это неологизм, возникший от английского термина «ball» («мяч»). Футболистов и болельщиков «Бетиса» называют «бетикос», «баломпедистас» или «вердибланкос» («зелено-белые»). В

1914 году вторая севильская команда получила звание «Королевского клуба» и право ставить перед названием клуба приставку «Реал». Интересно, что даже футбольная команда «Мадрид» получила право пользоваться приставкой «Реал» позже.

Первый матч между двумя севильскими клубами состоялся в 1915 году и завершился победой «Севильи» со счетом 4:3. Встреча проходила в рамках местечкового турнира Копа дель Дьюк де Санто Мауро (Кубок герцога Святого Мауро).

Но интересно даже не это: начиная уже с дебютной игры отношения меясду болельщиками и футболистами противоборствующих клубов стали резко отрицательными. Застрельщиками выступили фанаты «Севильи», кричавшие с трибун: «Пепиньос, пепиньос!» («Огурцы!» — из-за того что игроки «Бетиса» вышли на поле в зеленой форме.) В конце концов саппортеры «рохибланкос» (красно-белые цвета традиционны для «Севильи») вообще выбежали на поле и судья должен был прекратить матч раньше времени. Так в столице Андалусии началась война между двумя футбольными клубами, которая продолжается и по сей день.

10 марта 1918 года «Севилья» разорвала «Бетис» 22:0 — это самый крупный счет в истории дерби Севильяно. Правда, «бетикос» выставили на этот матч юношеский состав в знак протеста. Дело в том, что двое лучших футболистов «Бетиса» служили в полиции (футбол тогда еще не встал на профессиональные рельсы) и в день дерби их назначили в наряд. Естественно, что фанаты «Огурцов» увидели в данном случае злые происки «Севильи».

Игроки клубов чрезвычайно ангажированы поведением фанатов и прессы, которая перед дерби создает в Севилье Максимально наэлектризованную обстановку. Поэтому нет ничего удивительного в том, что дерби Севильяно считается одним из самых грубейших поединков, который вообще только возможен в Испании. «Со щитом или на щите! Со щитом или на щите!» — такими лозунгами провожают фанаты своих любимцев на два главных матча года.

И игроки выходят на поле, чтобы через 90 минут покинуть его со щитом.

Или на щите.

В сезоне 1982-83 гг., например, состоялась грандиозная драка, в результате которой встречу досрочно завершили сразу трое футболистов: севильиста Санти и «баломпедистас» Канито и Диарте. Один из игроков «Бетиса» получил после бойни семнадцать матчей дисквалификацию — самый строгий на тот момент дисциплинарный приговор в «Лиге звезд».

Драки, впрочем, происходят во время дерби Севильяно практически всегда, и активнейшее участие в них принимают болельщики клубов. В битве на «Рамон Санчес Писхуан» в сезоне 2002-03 гг. один из саппортеров «Севильи», пришедший на игру со сломанной ногой, набросился на полицейского, метя последнему костылем в лицо. Как оказалось впоследствии, это был только отвлекающий маневр. Друг парня с костылем воспользовался сложившейся ситуацией и выбежал на поле, чтобы атаковать вратаря «Бетиса» Тони Пратса. «Рохибланкос» были оштрафованы на 3,5 тысячи евро (впоследствии сумму подняли до 30 тысяч), а стадион «Рамон Санчес Писхуан», домашняя арена «Севильи», подвергся четырехматчевой дисквалификации.

Годом позже кантабрийский арбитр Тейшейра Витьенес потребовал у игроков «Бетиса» поменять их традиционные зеленые футболки по той причине, что они сливались с газоном. Это требование спровоцировало очередной скандал, так как хунта «бетикос» кричала, что цвета команды являются священной исторической составляющей и никто не вправе требовать их смены.

В 2007 году уже на «Мануэль Руис де Лопера», стадионе «Огурцов», снова возникли беспорядки, потрясшие всю Испанию. В четвертьфинале Копа дель Рей «Бетис» принимал «Севилью». Во втором тайме гости вышли вперед после удара Фредерика Кануте, что вызвало гнев фанатов «бетикос» и беспорядки на трибунах. Хозяйские саппортеры начали бомбардировать скамейку запасных севильистас всяким мусором, после чего тренер гостей Хуанде Рамос внезапно упал на газон, будто бы сраженный вражеской пулей. Матч тут же прервали, «Бетису» выписали штраф и предписание провести следующую домашнюю игру без зрителей. Хуанде Рамоса увезла со стадиона карета скорой помощи. Через несколько часов пресс-служба «Севильи» сообщила, что у «мистера» диагностировано тяжелое сотрясение мозга. Двухлитровая бутылка с водой, брошенная с трибун, попала точно в затылок Рамосу. На этой же игре сектор болельщиков «Севильи» забросали файерами. Кроме того, инчада «Бетиса». показательно спалила несколько флагов севильистас.

Через три недели матч доигрывали в Хетафе. «Рохибланкос» одержали победу, вышли в финал Кубка Испании и завоевали трофей.

«Севилья» завоевывала Копу дель Рей пять раз и в четырех из этих розыгрышей обыгрывала «Бетис» в одной из стадий соревнования. «Бетис» — наш талисман в Национальном Кубке»,— шутят саппортеры севильистас.


Не спрятаться, не скрыться

Отдельная тема — иуды — футболисты, осуществившие прямые переходы из стана одного клуба в другой. Если игрок переходит из «Реала» в «Барсу», или наоборот, то он ощущает запредельную ненависть своих экс-обожателей только один раз в год, когда играет на своем бывшем стадионе. Но если футболист решается перейти из одного севильского клуба в другой, то он вкушает все «прелести» перехода каждый день, потому что не покидает город, а просто меняет лагерь.

В 1946 году «Бетис», находящийся в экономическом кризисе, принял решение продать своего лучшего защитника Антуньеса в «Севилью». Игрок, отлично понимавший, что за всем этим последует, отчаянно не желал покидать команду, а фанаты «вердибланкос» осаждали офисы клуба, требуя отмены трансфера. Хунта «Бетиса», многие члены которой подверглись нешуточным угрозам со стороны торсиды клуба, в конце концов решила отменить трансфер.

Но было уже поздно.

Дело дошло до суда, и, согласно его решению, Антуньес отправился в лагерь исторических противников. «Бетис» старался перекупить игрока обратно, но сумма клаусулы была такой, что вгоняла руководителей «Огурцов» в тихий ужас. Сам игрок не подвергался атакам со стороны саппорта «Бетиса», поскольку фанаты знали, что трансфер осуществлен помимо его желания.

Дело Антуньеса впоследствии стало своеобразным прецедентом, вспоминаемым болельщиками «Бетиса» при каждом удобном случае как квинтэссенция грязной игры «Севильи», которая воспользовалась финансовыми неурядицами «бетикос» для приобретения их футболиста. В Испании относительно «Севильи» «Огурцов» часто позиционируют как угнетенную жертву.

Дело Антуньеса стало только первой строчкой в списке иуд.

В июле 1988 года защитник «бетикос» Диего Родригес Фернандес перешел в «Севилью». Он был воспитанником «Тенерифе», отыгравшим в «Бетисе» шесть лет, то есть понимал, к чему может привести переход. Позже Диего вспоминал, что партнеры огговаривали его от предложения «Севильи». В новом клубе он стал одним из самых харизматичных игроков и провел в стане «рохибланкос» восемь лет, дослужившись до капитанской повязки. Все это время он получал бесчисленные угрозы от фанатов «Бетиса». Третировали даже его жену.

Для глума над соперником подойдет любой повод.

В сезоне 1999-00 гг. в десятом туре севильистас оказались на двадцатой строчке в турнирной классификации и уже не покидали последнее место до самого конца чемпионата. Надо ли говорить о том, что поклонники «Бетиса» были просто в восторге от неудачной игры «Севильи»! Но дальше произошло страшное. «Бетис», одно время занимавший шестую позицию, начал неумолимо скатываться вниз и в 32-м туре находился на 18-м месте — а это уже зона вылета. За оставшиеся шесть туров «вердибланкос» так и не смогли выправить положение. Таким образом, после окончания первенства рыдала вся Севилья — и ее белая часть, и зеленая: оба андалузских клуба рухнули в Сегунду, второй испанский дивизион.

В 2001 году на «Рамон Санчес Писхуан» «Севилья» принимала «Вальядолид» и разгромила его со счетом 4:0. Один из голов забил тогда еще совсем юный, подающий огромные надежды 18-летний Хосе Антонио Рейес. Оказавшись на газоне в объятиях партнеров, молодое дарование андалусийцев почувствовало в районе мошонки чье-то жадное прикосновение. Его партнер по клубу Пако Гальярдо в порыве радости укусил Рейеса за... половой орган. «Я просто хотел подбодрить его», — скажет впоследствии Гальярдо.

Конечно, Рейесу было тяжело. Подколы партнеров ему были обеспечены, да и не очень приятно, когда тебе в пах на глазах всей страны тычется товарищ из твоего же клуба.

Но больше всего, конечно же, ликовали фанаты «Бетиса». На баннерах они начали изображать Рейеса в женских чулках и с подведенными глазами, прямо намекая на нетрадиционную сексуальную ориентацию. Когда игрока встречали на улицах города, то саппорт «бе-тикос» глумливо ему подмигивал и вообще всячески третировал. Однажды за Рейесом увязался автомобиль с фанатами «Огурцов», которые кричали из окон: «Остановись, сладенький! Не бойся! Мы голубых не бьем!» Дошло до того, что после тренировки «Севильи» Рейес не мог уехать с автостоянки, окруженный саппортом «Бетиса». Вражеские болельщики не нападали на футболиста, зато делали нелицеприятные намеки. На ближайшем дерби Севильяно игроки «Севильи» были встречены торсидой «Огурцов» и криками «Maricones! Maricones!» («Педерасты!»).

Впрочем, история знает единичный случай, который хоть на какой-то срок, но объединил болельщиков двух противоборствующих севильских армий. Трагедия произошла в первом туре розыгрыша чемпионата Испании 2007-08 гг., в котором «Севилья» принимала «Хетафе». 22-летний левый защитник Антонио Пуэрта, сыгравший свой первый матч за сборную Испании, неожиданно упал в собственной штрафной площади. Ветераны команды, голкипер Андрес Палоп и защитник Ивица Драгутинович, подбежали к Пуэрте, пытаясь сделать все, чтобы он не проглотил язык. Шокированная Испания по телевизионным экранам наблюдала, как Пуэрта, пошатываясь, встал на ноги и ушел с поля, только что пережив приступ сердечной недостаточности. В раздевалке с молодым футболистом случился повторный сердечный приступ, и его отвезли в больницу, в которой он умер спустя три дня, 28 августа.

Болельщики «Севильи» и «Бетиса», ненавидящие друг друга, сплотились, чтобы проводить Антонио Хосе Пуэрту Переса в его последний путь. На его могиле до сих пор видны венки с зелеными ленточками — фанаты «Бетиса» скорбят по игроку точно так же, как и их враги, болельщики севильистас.


Переплюнуть богатеев

Biris Norte («Бирис с Севера» — по трибуне, на которой располагаются фанаты на «Рамон Санчес Писхуан») — центральная фирма футбольного клуба «Севилья». Левацкое объединение, что характерно для Испании, антифашисты и антирасисты. Фирма получила название по прозвищу гамбийского легионера «рохибланкос» Альхаи Момодо Нджле, который был известен как «Бири-Бири». Сами представители группировки считают ее первым массовым официальным объединением фанатов в Испании.

В 1974 году во время матча между «Севильей» и «Кадисом», который тоже представляет Андалусию, группа болельщиков пришла на стадион с баннером, на котором было написано «Бири-Бири». Решающий гол в игре забил именно гамбиец. Годом образования фирмы считается 1975, сами себя они относят к течению ультрас. В 1990-х годах устроили силовую акцию на выезде (матч, кстати, опять был против «Кадиса»), схлестнувшись с недружелюбно настроенными фанатами соперника и силами национальной полиции.

В 1995 году в фирме произошел раскол, от Biris Norte отпочковались группы Stukas Sur (носители правой идеологии) и Al-Andalus (ультрас, не хотевшие принимать участия в войне фирм). Андалусия — не слишком проблемный регион страны, в отличие, например, от сепаратистских Страны басков, Каталонии или Галисии, но и андалусийцы считают себя не совсем испанцами. Следовательно, и для Biris Norte присущ андалузский национализм. Это очень большая группировка. Не слишком агрессивная, но вполне могущая задавить фестлайном, если вывести этих парней из себя.

Biris Norte по праву считается самой красиво поющей бандой Испании. Надо сказать, что у «Севильи» как бы два гимна. Первый был записан в 1983 году композитором Мануэлем Оскигуилеа и поэтом Анхелем Луисом Оскигуилеа. Особой популярности он не снискал. Но в 2005 году по случаю празднования столетия клуба «Севилья» представила свой новый гимн «Himno del Centenario del Sevilla F. С.» («Гимн столетия футбольного клуба «Севилья»), который буквально взорвал общественность, занял в национальном чарте второе место по итогам года, а диски с записью композиции были признаны самым продаваемым гимном футбольного клуба в истории Испании. В 2005 году диск с новым гимном «Севильи» стал золотым, а годом позже — платиновым. «Himno del Centenario del Sevilla F. С.» сочинил и исполняет потомственный севильиста, один из самых знаменитых музыкантов Испании Хавьер Лабандон, более известный по прозвищу El Arrebato («Порыв»). С тех пор перед домашними играми «Севильи» звучит именно песня Хавьера Лабандона, и, когда начинает петь Северная трибуна, где сидят представители Biris Norte, а затем подхватывает весь стадион, это просто неописуемое зрелище!

«Бетис» решил не отставать и в 2007 году, на праздновании столетия, воздвиг монумент своим болельщикам (представлен 12 сентября 2007 года). Кроме того, Рафаэль Гонсалес Серна написал новый гимн клуба — «Аl final de la Palmera». Диск с новой заглавной песней «бетикос» получил золотой статус в конце года. На столетие «Бетис» играл против «Милана», бывшего в ту пору действующим обладателем Лиги чемпионов. «Огурцы» праздновали победу благодаря единственному голу Марка Гонсалеса, забитому с пенальти. Интересно, что, согласно опросам, болельщики клуба больше всего хотели бы видеть, как на столетие их команда сокрушит «Севилью».

Несмотря на то что у «Севильи» больше сосьос (членов клуба), «Бетис» в Испании поддерживает большее количество болельщиков. «Вердибланкос» — шестой по популярности футбольный клуб Примеры, за который переживают 3,3% всех фанатов страны. За «Севилью» болеют 2,3% болелыцицкого электората — это восьмой показатель в Испании. Тем не менее у «бетикос» перманентно существовал комплекс «вечно второго», потому что «Севилья» всегда была богаче, успешнее, отыграла больше сезонов в Примере и выиграла больше титулов. Все президенты «Бетиса» старались хоть в чем-нибудь переплюнуть севильистас.

30 июня 1992 года 45-летний севильский предприниматель Мануэль Руис де Лопера сосредотачивает в своих руках 51% капитала клуба и становится мажоритарным акционером «Бетиса». Под управлением де Лоперы «Огурцы» впервые за 28 лет завоевали титул, выиграв в 2005 году Кубок Испании. «Бетикос» откровенно везло со жребием, на этапах плей-офф им попадались такие «монстры» футбола, как «Алькала», «Кадис» и «Мирандес». В полуфинале «Бетис» по пенальти прошел баскский «Атлетик», а в финальном поединке на мадридском стадионе «Висенте Кальдерон» в дополнительное время победил «Осасуну» 2:1 с решающим голом Дани, собственного воспитанника, на 115-й минуте игры.

С де Лоперой «вердибланкос» пять раз принимали участие в еврокубках. А в сезоне 2004-05 гг. пришли четвертыми в итоговой классификации Примеры и впервые в своей истории получили право участвовать в Лиге чемпионов.

В 1998 году Мануэль Руис де Лопера совершил грандиозный трансфер, приобретя у бразильского «Сан-Паулу» 22-летнего левого атакующего полузащитника Денилсона за рекордную на ту пору в мировом футболе сумму, составляющую 31,5 млн евро. «Мы купили себе нового Ривалдо, — хвастался склонный к громким заявлениям президент «Бетиса».— А со временем этот парень затмит самого Пеле!» Трансфер, несмотря на воодушевленную речь президента, оказался провальным. Уже через два года «Бетис» отправил Денилсона, так и не прошедшего игровую акклиматизацию, в годичную аренду на историческую родину. Вернувшись обратно, бразилец провел в клубе еще пять лет, но ничем выдающимся не запомнился, разве что суммой, за которую был куплен. Вскоре «Огурцы» отпустили его в «Бордо». Бесплатно.

Приобретение Денилсона на многие годы стало для фанатов «Севильи» хорошим поводом для шуток и стеба. На одном из дерби Севильяно болельщики «рохибланкос» развернули плакат с надписью: «В нашей кантере есть парочка неудачников. Де Лопера, как насчет 30 миллионов евро за каждого из них?»

Впрочем, президент «Бетиса», слишком пафосный и самовлюбленный, уже и сам по себе становился объектом стеба — он, например, переименовал стадион клуба, дав арене свое собственное имя, и «вердибланкос» начали проводить свои матчи на «Эстадио Руис де Лопера». На полном серьезе де Лопера рассматривал проект, включавший установку монумента себя любимого перед спортивной ареной клуба.

Тем не менее «Бетис» де Лоперы, начавший за здравие, заканчивал за упокой. В 2009 году команда вылетела из Примеры в Сегунду, и болельщики, еще помнившие, как на их стадионе игрался гимн Лиги чемпионов, 15 июля выбежали на улицу, чтобы свергнуть президента. Офисы клуба были осаждены разъяренными саппортерами — где-то там, в темной глубине зданий с зеленой символикой, прятался Мануэль Руис де Лопера, в одночасье ставший изгоем. 7 июля 2010 года де Лопера продал основной пакет акций «Бетиса» за 18 млн евро. Кроме того, ему грозит тюремное заключение за финансовые махинации. Экс-президент «Огурцов» уже заплатил штраф, составляющий 5 млн евро.


Политические дебаты

Бригады поддержки «Бетиса» были известны достаточно давно, их замечали на стадионах еще в 1969 году, когда в Европе гремела контркультурная революция. Это был общий движ под названием El Chupe.

12 октября 1986 года во время игры «Бетис» — «Спортинг» (Хихон) состоялся дебют фирмы Supporters Gol Sur («Фанаты с Южной трибуны»). Изначально они хотели раззадорить фанатский движ на стадионе с помощью песен и поддержки своей команды. Однако достаточно скоро фирма превратилась в мощную боевую организацию, нападавшую на саппортеров других клубов. Еще одной фирменной «фишкой» бригады считается выбегание на стадион при первом удобном же случае. Таким образом, фестлайнеры «Бетиса» традиционно считаются в Испании неуправляемыми траблмейкерами.

В сезоне 2001-02 гг., когда банда праздновала свое 15-летие, парни из Supporters Gol Sur выбежали на стадион во время игры «Бетис» — «Барселона». Национальное телевидение запечатлело этот исторический момент — тогда операторам еще не давали команду отворачивать камеры от поля, как только на нем происходит что-либо неполиткорректное, хулиганское или просто необычное.

Supporters Gol Sur водят дружбу с фанатами мадридского «Атлетико» (фирма Frente Atletico), ненавидят все андалузские коллективы, особенно «Кадис» и, конечно же, «Севилью».

Следует заметить, что с центральной фирмой «Севильи» у фанатов «вердибланкос» существует еще и политическое противоречие. Если севильистас — «леваки», то Supporters Gol Sur представляют правое движение. Много среди них и фашистских элементов. Столкновения между членами Biris Norte и Supporters Gol Sur довольно часто происходят в Севилье во время дерби Севильяно. Агрессорами в большинстве случаев выступают фанаты «Бетиса».

В 1999 году в Севилье был возведен Олимпийский стадион картезианского монастыря — «Ла Картуха». Мультиспортивная арена, способная вместить 56619 зрителей, стала третьим самым крупным стадионом Испании после барселонского «Камп Ноу» и мадридского «Сантьяго Бернабеу». «Ла Картуха» сразу же получила четвертую, элитную категорию УЕФА, так как была построена согласно всем предписанным нормам по проекту, одобренному Международным олимпийским комитетом. Стадион называли Олимпийским, поскольку Севилья претендовала на Игры-2004, которые так и не получила. И со стадионом — действительно классным и современным — следовало что-то делать. 40% собственности «Ла Картуха» принадлежало правительству Андалусии, 25% — правительству Испании, 19% — муниципалитету Севильи, 13% — провинциальному совету Севильи, и еще 3% были в равной доле распределены между «Севильей» и «Бетисом».

Если бы стадион перешел одному из городских клубов, то второй немедленно встал бы в позу, причем весьма и весьма обиженную.

Хунта «Бетиса» неистовствовала, требуя отдать арену «Огурцам». «Наш стадион был построен в 1929 году,— заявляло руководство клуба,— и мы нуждаемся в новой арене». Администрация «Севильи» тоже не собиралась оставаться в стороне: «Рамон Санчес Писхуан» открылся в 1958 году и не реконструировался с 1982 года (тогда его ремонтировали в преддверии испанского мундиаля). «Бетис», чтобы переехать на новую арену, был готов продать участок земли, на котором находилась его арена. Что касается «Севильи», то она готовилась отказаться от своего стадиона в пользу правительства страны: о сносе «Рамон Санчес Писхуан» не велось даже речи, поскольку этот стадион считается счастливым для сборной Испании. «Красная фурия» играет на «Рамон Санчес Писхуан» только самые ответственные матчи и никогда не была бита на севильской арене.

В конце концов правительство Андалусии решило принять компромиссный, так называемый итальянский вариант. Оно предложило выкупить под последующий снос стадион «Бенито Вильямарин» у «Бетиса»; выкупить «Рамон Санчес Писхуан» у «Севильи», дабы отдать его в безвозмездное пользование сборной страны; а «Бетису» и «Севилье» предоставить «Ла Картуху», как говорится, на общак. Данная ситуация характерна для Италии, где «Рома» и «Лацио» уживаются на «Стадио Олимпико», а «Сан Сиро» считается домашней ареной как для «Интера», так и для «Милана». Но решение правительства взбесило как руководство клубов, так и болельщиков обеих севильских команд. «Мы не в Италии! — возмущался президент севильистас Хосе Мария дель Нидо. — Это Испания! Здесь никто не делит стадионы между собой! Тут даже самая маленькая команда имеет свой собственный стадион и гордится этим!»

Фанаты «Бетиса», самыми активными из которых, как всегда, являлись представители Supporters Gol Sur, заявили собственной хунте, что если она продаст стадион, то они окружат его кольцом, чтобы никто не мог снести арену. «Убивайте нас! — кричали они.— Но мы ни за что не будем делить один эстадио с нашим врагом!»

В итоге «Ла Картуха» так никому и не досталась. Арена принимает концерты, на ней проводятся легкоатлетические и теннисные соревнования, финалы Национального Кубка Испании, иногда играет первая футбольная сборная страны, иногда — сборная Андалусии. Ненависть друг к другу «Севильи» и «Бетиса» оказалась сильнее желания иметь стадион стоимостью 120 млн евро. Пусть даже и пришлось бы его делить с историческим соперником.

Саппортеры команд, кстати, тоже старались выяснять отношения на кулаках из-за «Ла Картухи». «Рамон Санчес Писхуан» находится в севильском районе, именуемом горожанами Eslava («Славянка»). Так назывался старый кинотеатр, на месте которого сейчас воздвигнут отель «Альфонсо XIII». Близ эстадио расположены пивоварня «Пуэрта Херес» и многочисленные кафешки — так что победу клуба можно праздновать и не разбегаясь по домам, а находясь непосредственно близ спортивной арены. Так вот, после одного из матчей «Севильи» в 2010 году фирма «Огурцов» Supporters Gol Sur атаковала питейное заведение, в коем разместились поклонники «Севильи». Драку между фанатами сумели остановить лишь силами полиции.

Летом 2011 года «Бетис» оформил выход из Сегунды в Примеру, и в августе, после оглашения календаря, весь город с нетерпением ожидал, когда же состоится дерби Севильяно. Надо признать, всех интересующихся ждал монументальный шок: согласно жребию, «Бетис» с «Севильей» должны были выяснять отношения уже в первом туре. Ахнув, ибо до дерби оставалось совсем мало времени, болельщики начали готовиться к андалусийской битве и скупать билеты. Однако по причине забастовки футболистов первый испанский тур перенесли на конец января.

Как бы то ни было, хорошо, что дерби Севильяно вернулось к нам в рамках высшего испанского дивизиона — жаркое, как лето в Андалусии, и бескомпромиссное, как и все великие противостойния.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср янв 30, 2013 21:37

Малые андалусийские дерби

Участвующие клубы: команды автономного сообщества Андалусия

Начало сражения: XX век

Причина ненависти: принадлежность команд к единому автономному сообществу



Автономное сообщество Андалусия располагается на самом юге Испании. Это второй по занимаемой площади регион страны и первый — по количеству населения. Вестготы, обрушившиеся на Пиренейский полуостров, называли эту землю Ландалос (landa, «земля» + hlauts, «дележ» = «разделенная земля»). Сменившие их позднее мавры именовали завоеванную территорию Аль-Андалус, впрочем, название распространялось на весь Пиренейский полуостров, а не только на подотчетный комунидад аутонома. Андалусия разделена на восемь провинций. В порядке убывания народонаселения их можно расположить таким образом: Севилья, Кадис, Малага, Гранада, Кордова, Хаэн, Альмерия, Уэльва. Административным центром каждой провинции является одноименныйгород.

Под андалусийским дерби подразумевают встречу между севильскими «Бетисом» и, собственно, «Севильей», хотя данный поединок правильнее будет называть дерби Севильяно. Тем не менее «Севилья» и «Бетис» действительно считаются лучшими командами региона, и их битва — своеобразный выставочный матч всего андалусийского футбола.

Андалусийцы не являются отдельной нацией, как, например, баски или каталонцы, поэтому для провинций автономного сообщества не характерны объединительные процессы, охватывающие Страну басков и Каталонию. Хотя стоит заметить: в Испании, да и в самой Андалусии, считается, что андалусийцы — практически отдельный этнос, так как на этногенез жителей этого региона очень сильно повлияло завоевание Испании маврами. Столица Кордовского халифата находилась в Андалусии, больше всего памятников арабской архитектуры сохранилось тоже в Андалусии, да и флаг Андалусии зеленого, «исламского» цвета. Впрочем, мавры повлияли на всю страну — в современном испанском языке более четырех тысяч слов имеют арабское происхождение.

В Андалусии столько футбольных команд, что дерби можно играть чуть ли не через день, поэтому главные матчи имеют собственную иерархию. Андалусийское дерби первого ранга — дерби Севильяно. Андалусийские дерби второго плана — матчи главных команд андалусийских провинций против «Севильи» и «Бетиса». Третьи по важности — встречи между титульными клубами всех провинций за исключением Севильи. Наконец, на четвертом месте — игры всех остальных представителей региона между собой.


«Дедушка» и «Пьяницы»

Провинция Уэльва — самая западная окрестность Андалусии. Именно отсюда, из маленького городка Палос-де-ла-Фронтера, в 1492 году на трех кораблях — «Санта-Марии», «Пинте» и «Нинье» — Христофор Колумб начал свое монументальное путешествие, закончившееся открытием Америки. Административный центр носит такое же название, как и провинция: Уэльва — это стопятидесятитысячный город, который в древности назывался Онуба, и этимологическую расшифровку этого названия никто не знает до сих пор. Со временем имя города эволюционировало: Онуба — Гельбах (у арабов) — Уэльба — и, наконец, Уэльва. Сами местные называют свой город «Гуэрба». В Уэльве, как и во всем регионе, кастильский язык не является основным, местное население изъясняется на андалусском диалекте. Это смешение «чистого» кастильского и романского бетского (основной язык провинции Бетика, как называлась Андалусия при римлянах) с мощнейшим влиянием арабского субстрата.

«Рекреативо», выступающий в Уэльве,— лучшая команда провинции и один из самых знаменитых клубов Испании. Чем же прославилась команда, не выигравшая в своей истории ни единого большого титула? Все очень просто. «Рекреативо» — первый футбольный клуб страны, появившийся на свет 23 декабря 1889 года. «Рекре» на десять лет старше «Барселоны» и на тринадцать лет старше мадридского «Реала». В связи с древностью команды она носит почетное прозвище «Деканы»; кроме того, клуб именуют «Дедушкой испанского футбола» («El abuelo del futbol espanol»). Лишь в нулевых годах XXI века солнце осветило морщинистую от старости кожу «Деканов» — они дважды пробивались в Примеру и впервые в своей истории дошли до финала Копа дель Рей, где на севильском «Рамон Санчес Писхуан» уступили «Мальорке» 0:3.

«Рекре» редко встречался с «Севильей» и «Бетисом», так как команды обычно не совпадали по дивизионам. Зато провинция Уэльва граничит с андалусийской же провинцией Кадис, посему главным андалусийским дерби для «Рекре» должен был стать матч против «Кадиса». Был, да не стал. Так уж исторически сложилось, что «Деканы» все время сталкивались с другим клубом из соседней провинции — «Хересом», локализированном в городе Херес-де-ла-Фронтера.

Жители, этого города изготавливают знаменитое вино херес (ударение на второй слог), зато футболистам не очень повезло, так как они изначально получили прозвища «алкаши» и «пьяницы» — тут, как говорится, даже думать особенно не надо было. «Рекре» очень часто сталкивался с «Хересом» в низших испанских дивизионах, а в нулевых клубы бились между собой в Сегунде за выход в Примеру — все эти бескомпромиссные поединки и привели к тому, что игры между клубами воспринимались как полноценное андалусийское дерби.

Frente Onuba — маленькая фирма «Рекреативо», специализирующаяся на саппорте в стиле ультрас. Знания она черпала по канонам итальянской тифозерии (в Испании данный вид перформанса кратко именуют «tifo»), поэтому каждое прибытие «Хереса» на стадион «Деканов» знаменовалось большим количеством плакатов и баннеров. «Могут ли,— вопрошали поклонники «Рекреативо» у приезжих футболистов с помощью растяжек,— сегодня держаться на ногах игроки «Хереса»? Не выпили ли слишком много вина за вчерашним ужином? И вообще, сколько раз их рвало по дороге сюда? А кто из них на этот раз обнимался с унитазом?»

Голы в ворота соперников тоже отмечались особым образом. Парни на секторе одной рукой зажимали нос, а другой словно отгоняли от себя неприятный запах — так поступают, когда алкоголик дышит на вас перегаром. В общем, тема «Хереса» и хереса всячески обыгрывалась в футбольной культуре Уэльвы.

В декабре 2006 года «Рекреативо», выступавший в Примере, собирался провести последний матч года, который должен был состояться на «Сантьяго Бернабеу». Уже находясь в столице, команда получила страшную новость. В Мадрид отправилась группа болельщиков, возглавляемых членами фирмы Frente Onuba. Они передвигались на автобусе и на подъезде к месту дислокации, на шоссе А-49, столкнулись с потерявшим управление грузовиком. Четыре человека (одна женщина и трое мужчин) погибли, и еще тридцать четыре получили ранения. «Деканы» хотели было перенести встречу, потому что многие футболисты плакали и эмоциональное состояние команды вызывало серьезные опасения. «Сливочные» были готовы пойти навстречу, но в конце концов Федерация постановила, что встреча должна быть сыграна согласно первоначально установленному графику. На мощнейшем выплеске психологической разрядки и физических сил «Деканы» сокрушили «Реал» 3:0 благодаря голам Синамы, Уче и Викейры.


«Подводники» и «партизанская война»

«Кадис стоял до Рима, будет стоять и после него»,— говорят в Андалусии. Жителям Кадиса на самом деле есть чем гордиться: согласно археологическим исследованиям, их город является древнейшим на континенте. Его основали еще финикийцы в качестве крепости Гадир, и этот населенный пункт стал их важнейшим анклавом на Иберийском полуострове.

В провинции Кадис два достаточно больших, по испанским меркам, города. Это одноименный административный центр и винодельческая элегия Херес. Матчи между командами двух крупнейших провинциальных городов воспринимаются не только как дерби провинции Кадис, но и как андалусийское дерби. Долгое время встречи носили характер только спортивного соперничества, но с болелыцицкой активизацией в конце XX века выливались иногда в настоящую тифозерию. Дело доходило даже до побоищ между саппортерами, несмотря на то что оба болелыцицких фронта были левыми.

Организованный саипорт в «Кадисе» появился еще в 70-х годах, когда на матчи стали приходить парни из колледжа «Сан Фелипе Нери». Они болели за «Кадис» и внимательно присматривались к организованным футбольным группам болельщиков из-за рубежа, особенное внимание уделяя английским хуллз и итальянским ультрас. В 1980 году они образовали банду Frente Cadit, но уже через двенадцать месяцев переименовались в Barra Ultra, съездив на первые гостевые матчи. Бригада обосновалась на дешевых местах Fondo Sur, Южной трибуне стадиона «Рамон де Карранса». В 1982 году саппортеры вывешивают громадный баннер Brigadas Amarillas («Желтые бригады»), извещая общественность об очередном новом названии фирмы.

Этот баннер изготовили на деньги, заработанные членами организации, которые собирали и сдавали пустые бутылки из-под пива. Своим примером кадистас видели итальянскую фирму Brigate Gialloblu, поддерживающую «Верону». Новая старая группировка с самого начала демонстрировала принадлежность к левому движению, размахивая на секторе флагами с изображением легендарного команданте Че. «Левая идеология и рабочий класс!» — под таким девизом приходили на эстадио парни из «Желтых бригад».

Между «Кадисом» и «Севильей» изначально сложились непростые взаимоотношения, и в свой первый приезд на «Рамон Санчес Писхуан» парням из «Желтых бригад» крепко досталось от севильской группировки, несмотря на то что обе банды являлись левацкими. Со.временем члены Brigadas Amarillas влезли в такое количество конфликтов, что хунта клуба решила силовым методом расформировать фирму, зазывая ее «генералов» в официальные фан-клубы. На стадионе «Рамон де Карранса» против саппортеров в организованном едином порыве ополчились стюарды и полицейские. В итоге, после того как руководство команды воздействовало на организованное фанатское движение методом кнута и пряника, в «Желтых бригадах» осталось человек тридцать. Они пережили смену поколений, набрали неофитов и продолжали поддерживать свою команду и тогда, когда она сначала вылетела во второй дивизион, а потом — в третий. Кроме того, был организован самый массовый выезд в истории кадистас — четыре тысячи человек отправились в Барселону.

В последние годы матчи против «Хереса» расцениваются как важнейшие — «Желтые бригады» приходят на стадион на эти игры не только в полном составе, но и приводя с собой всех сочувствующих. Больше всего поклонников «Кадиса» разозлила выходка фанатов «Хереса», когда последние развернули баннер: «Желтая подводная лодка только одна. И это «Вильярреал»!» Кадистас, много лет воюющие за право ношения громкой «погремухи» с болельщиками «Вильярреала», попросту впали в ярость.

В качестве вдохновителей изготовления данного баннера выступили члены бригады Kolectivo Sur, центрального саппорт-объединения «Хереса». После того как в 1985 году «Херес» получил путевку в Сегунду, на трибунах его стадиона возникло заметное оживление. Команду в основном поддерживали парни с улиц, представители популярной тогда в Испании субкультуры модов. В Британии, этой вечной родине абсолютно всех субкультур, движение модов пошло на убыль еще в 60-х, но до Испании модернистский движ доходил слишком медленно. Тогда на секторе не говорили об идеологии, но, скорее, большинство молодых людей придерживались правых политических воззрений. Мобы и небольшие фирмы возникали и тут же расформировывались, между ними и в них самих перманентно порождались конфликты, пока наконец все не сплотились под едиными знаменами в 1991 году. Четыре года спустя фирма получила название Kolectivo Sur. В Хересе о футбольном хулиганизме знали мало (больших выездов не было, еврокубковых матчей тоже — как и игр против грандов), однако в 1993 году в город пришел культовый журнал Super Hincha, и парни из Kolectivo Sur отныне были в теме.

Когда в 1994 году «Кадис» опустился в Сегунду, то трибуны «Мунисипаль де Чапин», эстадио «Хереса», были готовы к дерби. Друзьями саппортеров самого алкогольного испанского клуба стали тоже представители левого движения, главные ударные силы «Севильи» и «Депортиво». В те дни, когда «Херес» играет против «Кадиса», на трибунах всегда можно видеть нескольких севильистас, дружащих с фанатами «Хереса» и ненавидящих саппортеров «Кадиса».

Kolectivo Sur позиционирует себя как левая, антифашистская и антирасистская группировка. Расисты, фашисты и скинхеды вступить в нее не могут.

В 1995 году кадистас атаковали поклонников «Хереса», забросав их камнями и подравшись с силами оперативно прибывшей полиции. Парни из Kolectivo Sur тут же обратились к левым группам страны — мол, дерби и есть дерби, мы все понимаем, но не дело, когда левые бьются против левых; одно дело — трибунный перформанс, и совсем другое — «третий тайм».

В сезоне 1995-96 гг. произошла драка с Frente Onuba, фирмой «Рекреативо». Фанаты «Деканов» прибыли на «Мунисипаль де Чапин» и по традиции отправились на гостевую Северную трибуну, но она оказалась закрытой, так как там шли ремонтные работы. Тогда стюарды пересадили гостей на Южную трибуну, которую обычно занимали представители Kolectivo Sur. Последние вынужденно пересели на «централку»: стюарды и полицейские могли гарантировать безопасность только на Северной и Южной трибунах, и именно эти места отвели для приезжих инчас.

В принципе ничего страшного не произошло — парни из банд друг друга знали, и неприятность быстро забылась бы, однако «Рекре» выиграл матч со счетом 4:0, и вполне естественно, что гости бурно праздновали свою радость, что вызвало столкновения между ними и недовольными фанатами хозяев поля.

В 1996 году в Хересе происходят серьезные уличные бои, названные местной прессой «партизанской войной»: схватываются главные бригады «Хереса» и «Кадиса». В конце 90-х Kolectivo Sur набирает такую силу, что с группировкой вынуждена считаться даже хунта клуба. Парням не нравилось, что финансовыми делами «Хереса» занимался Уго Вака, человек, родившийся в Кадисе. По этому поводу была устроена демонстрация близ офисов клуба. Недовольна была фирма и некоторыми футболистами, прямо призывая их на тренировках выкладываться изо всех сил,— испуганный таким поворотом событий перуанец Рамирес даже брал с собой на тренировки пистолет, пребывая в полной уверенности, что в один не очень прекрасный момент болельщики набросятся на него. После падения «Хереса» в третий дивизион Kolectivo Sur, раздраженная правлением Луиса Оливера, давит на функционера и тот формально уходит в отставку, но неформально продолжает руководство. Все это вызвало затяжную войну между хунтой и болельщиками, но администрация команды в конце концов сменилась.


Клуб, которого нет

Испания является мировым лидером по производству оливкового масла. Так вот, львиная доля этого самого масла производится в андалусийской провинции Хаен. На латыни город назывался «Гайен», а арабы говорили «Хадира». «Реал Хаен» 1922 года рождения — самая, пожалуй, слабая команда среди титульных клубов всех андалусийских провинций. В Примере «Хаен» провел всего лишь три сезона, а андалусийскими дерби провинциального уровня для него стали матчи против близко дислоцирующихся «Кордобы» и «Гранады», и особенно против «Линареса».

Линарес — городок в провинции Хаен, известный ежегодным (с 1978 года) проведением одного из самых крупных шахматных турниров в мире. «Ящерицы» — возможно, и маленький клуб, но, когда на его двенадцатитысячной арене «Нуэво Эстадио де ла Виктория» появляются футболисты ненавистного «Линареса», у которых из достижений в активе лишь один сезон в Сегунде, на секторах начинается самое настоящее светопреставление. Две фирмы «Хаена», несмотря на то что по численному составу любая из них меньше самого захудалого моба «Реала» или «Барселоны», осуществляют саппорт на все сто, а в товарищеском матче против «Линареса», состоявшемся в 2007 году, даже пытались проникнуть в раздевалку приезжих футболистов. Надо полагать, далеко не из самых добрых побуждений.

Фирмы «Ящериц» известны под названиями Sentimiento Blanco («Белое чувство», основные цвета «Хаена» — белые) и Orgullo Lagarto («Гордость ящерицы»), и обе они возникли на секторе в своем законченном виде в 2007 году. Тогда филиал «Севильи» играл против «Хаена» и из столицы автономного сообщества Андалусия приехали несколько саппортеров севильистас, легко и даже как-то лениво захватившие хозяйский сектор, на коем в пассивном состоянии пребывали четыре разрозненных моба местной футбольной команды.

Сама же команда «Линарес», основной соперник «Хаена», дважды рождалась и дважды умирала: годы жизни проекта «Футбольный клуб Линарес» — 1960-1990, а «Спортивный клуб Линарес», пришедший ему на смену, просуществовал всего девятнадцать лет — с 1990-го по 2009-й. В результате в одной из шахматных столиц мира возникла уникальная ситуация: фирма есть (Ultras Mazarron) — а команды нет. От нечего делать парни начали ездить по андалусийским весям просто ради того, чтобы поболеть против «Хаена». К тому моменту, когда финансовый долг затянул «Линарес» в пропасть, из которой клубу уже не суждено было выбраться, Ultras Mazarron имели свой филиал, называвшийся Ultras Moron Girls и, как понятно из названия, являвшийся девичьей бандой.

Фирма клуба, которого уже нет, проповедует левую идеологию, политику антифашизма и антирасизма и поддерживается севильской группировкой Biris Norte.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср янв 30, 2013 21:48

В стороне от политики

Что объединяет трех великих философов: римского стоика Сенеку, арабского ученого Аверроэса и еврейского теолога Маймонида? Все они родились в Кордове. Вообще, почему «Кордова»? Это необъяснимый финт ушами русского языка. Так же, как и город, во всем мире известный как «Парис», в русском языке приобрел совершенно нигде больше не использующуюся вульгарную букву «ж» в конце. Приходим к еще одному парадоксу: в городе Кордова играет команда «Кордоба». Это из той же оперы, где в городе Турине играет команда «Торино», а в городе Риме играет команда «Рома». И названия команд, и названия городов в первоисточнике абсолютно идентичны, но в транскрипции русского языка они почему-то произносятся и пишутся по-разному.

В самой Испании говорят «Кордоба» — и про город, и про команду. С акцентированным ударением на первый слог и явной буквой «б» в конце слова (Cordoba). В Андалусии на местном диалекте наименование города произносится как «Кордорба».

Кордова — удивительный город, к X веку ставший неофициальным главным городищем мира с населением в 1 млн человек, с роскошными дворцами, с невероятным количеством ученых, поэтов и архитекторов. Кордова процветала при мусульманах, являясь столицей могущественного Кордовского халифата. Изгнание мавров из Испании привело к тому, что город потерял былое значение. Сейчас в Кордове живет 330 тысяч человек и это третий по величине населенный пункт Андалусии после Севильи и Малаги.

Клуб «Кордоба» был основан в 1954 году на останках нескольких разорившихся команд города, а деньги в новый футбольный проект вложила местная фабрика по производству газированных напитков. Провинция Кордова граничит со следующими андалусийскими регионами: Севильей, Малагой, Гранадой, Хаеном. Плохие отношения сложились с «Севильей» и «Гранадой», представляющими города-противники, которые тоже возвысились во время арабского завоевания и которые исторически соперничали с Кордовой.

Кордобесистас, естественно, сразу же получили прозвище «Халифы» (Califas), а соперники высмеивают команду, надевая на трибунах мусульманские шапочки. Основной фирмой считается Brigadas Blanquiverdes («Бело-зеленые бригады»), которые стали отдельной бандой в 1993 году после слияния нескольких мобов. Бригада поддерживает дружеские отношения с Frente Onuba, саппортерами «Рекреативо», и более всего враждует с фирмами «Малаги». Необычность «Бело-зеленых бригад» состоит в том, что они не политизированы, что для Испании крайне нехарактерно. Парни считают, что политика — рак, уничтожающий многие большие бо-лелыцицкие объединения, члены которых ссорятся между собой на политической почве и таким образом создают раскол. Brigadas Blanquiverdes — небольшая банда, но их верность клубу проверена временем и самыми низшими категориями испанского футбола. Сам клуб ценит и дорожит болельщиками, выделяя им бесплатные автобусы при организации выездов.

Не так давно фанзин «Бело-зеленых бригад» опубликовал весьма любопытное мнение о состоянии дел в фанатском движении страны и кратко охарактеризовал некоторые объединения инчас. Ознакомимся с ним.



Болельщики «Рекреативо»: верные команде и преданные. Наши братья навек.


Болельщики «Кадиса»: настоящие фанаты, хотя и излишне политизированные.


Болельщики «Бетиса»: хороший движ.


Болельщики «Севильи»: отличная поддержка команды на трибунах, очень много ездят по стране. Слишком много политики.


Болельщики «Малаги»: слишком патетичны, хотя сами по себе — не что иное, как дерьмо на палочке. Нет своего мнения, со всеми враждуют.


Болельщики «Атлетико»: очень большие оригиналы. Очень шумные. Болельщики «Реала»: движ многое потерял в последние годы, но все равно держится на плаву.


Болельщики «Барселоны»: не соответствуют уровню такого великого клуба, как «Барса».


Болельщики «Эспаньола»: хорошие банды, хотя у нас были столкновения с Brigadas Blanquiazules.


Болельщики «Хихона»: на высшем уровне.


Болельщики «Овьедо»: всегда в тени Ultra Boys (основная группировка хихонского «Спортинга»).


Болельщики «Атлетика»: как и все баскские группы — верны, много ездят, хороший уровень поддержки, эолельщики «Сельты»: их уже не видно.


Болельщики «Депортиво»: банда Riazor Blues пережила бум вместе с клубом, но продолжает поддерживать команду, в каком бы состоянии ни находился «Депор».


«Филиппинцы»

Гранада — столица одноименной провинции и древний город, известный во времена иберского и финикийского правления как «Илиберра». Само слово «Гранада» имеет арабские корни и произошло от термина «Гар-Анат», «холм паломников». Гранада была титульным населенным пунктом последнего арабского государства на территории Европы — Гранадского эмирата.

Футбольный клуб «Гранада» возник в городе в 1931 году. Команду в стране коротко именуют «Грана». Футболистов называют «Филиппинцами» или по цветам формы и необычному расположению полос «Рохибланкос Орисонталес» («Красно-белые горизонтальные полосы»).

Страшно сказать — «Гранады» не было в Примере 35 лет. Когда команда оформила выход в высший дивизион душным июньским вечером 2011 года, этот андалусийский город, в котором живет почти 250 тысяч человек, сошел с ума. Люди выходили на улицы, обнимались с совершенно незнакомыми им прохожими и плакали от восторга. В стране, где футбол — религия, такая реакция совершенно нормальна. Но того, что случилось, никто не ожидал.

В 2009 году команда находилась на грани банкротства и рисковала потерять профессиональную лицензию (такой удар не так давно пережила «Малага» — у клуба отобрали лицензию, и он создавался заново, с чистого листа). Хунте пришлось сделать то, чего она страшилась,— выйти на рынок акций. Испанские коллективы традиционно трудно это переживают, потому что в таком случае команда будет принадлежать не сосьос, членам клуба, а мажоритарному акционеру. «Гранадой» мог заинтересоваться кто угодно, но ей повезло: на команду обратил внимание человек, для которого футбол всю жизнь занимал .первое место,— владелец итальянского «Удинезе» Джампаоло Поццо. Знаменитый итальянский предприниматель дал команду своему сыну Джино, живущему в столице Каталонии и болеющему за «Барсу», решить вопрос с покупкой. Сказано — сделана. Семья Поццо стала мажоритарным акционером, а владелец «Удинезе» выплатил все долги «Гранады». Уже через два года «Филиппинцы» сенсационно пробились в элитный испанский дивизион Примера.

Болельщики «Рохибланкос Орисонталес» не любят «Кордобу», кроме того, у них своеобразное отношение к современной Испании: в городе считается, что под мусульманским владычеством Гранада переживала золотые времена, эпоху расцвета, а потом пришли кастильцы и былое величие существенно поблекло. В январе 2011 года несколько болельищков «Гранады» оказались в полиции, так как освистывали испанский гимн. После того как с них сняли показания, каждого оштрафовали на сумму от 300 до 600 евро.

Но больше всего в Гранаде ненавидят баскские клубы. Это связано прежде всего с деятельностью террористической и сепаратистской баскской организации ЭТА, которая неоднократно проводила террористические атаки в Гранаде. В 1997 году ЭТА убила сосьо «Филиппинцев» и лидера городского рабочего движения Доминго Пуэнте Марина. Саппортеры андалусийского клуба после убийства приняли участие в массовой демонстрации, в которой призывали правительство покончить, наконец, с ЭТА.

А так как на футбольном уровне ЭТА всегда ассоциировалась с «Атлетиком», «Сосьедадом», «Алавесом» и другими клубами из Эускади, то в глазах болельщиков «Гранады» именно баски стали самым первым и главным врагом.

Альмерия — южная оконечность Андалусии, славящаяся высоким уровнем развития сельского хозяйства. Город был построен в X веке как порт, необходимый Кордовскому халифату. Альмерия считается одним из самых солнечных городов Европы, а ее название произошло от арабского «Аль-Мирайя», что значит «наблюдательный пункт», или «сторожевая башня». Футбольная команда «Альмерия» очень молода, ее основали в 1989 году.

Из-за своего младенческого, по футбольным меркам, возраста команда еще не успела обрасти принципиальными соперничествами. Тем не менее враги у нее все-таки уже появились. Первый противник — команда «Поли Эхидо», выступающая в находящемся в провинции Альмерия маленьком городке Эль-Эхидо, в котором не проживает даже и сотни тысяч человек, и. Города расположены недалеко друг от друга, да и клубы повоевали между собой, проведя пять совместных сезонов в дивизионе Сегунды.

«Мурсия» стала вторым главным соперником, так как тоже составляла «Альмерии» соперничество в Сегунде, плюс привозила с собой и своих шумных болельщиков.


«Анчоусы» с «нефтедолларами»

На Пиренеях существует старая поговорка: «Нет ничего хуже, когда араб стучится в дверь твоего дома». Испанцы знают, о чем говорят, потому что в свое время арабы врывались в их дома вообще без всяких стуков и прочих предупреждений: в VIII веке мавры завоевали территорию современной Испании всего лишь за три года.

Наиболее сильное влияние арабы распространили на юге Испании, на территории современного автономного сообщества Андалусия (термином «Аль-Андалус» мавры называли весь Пиренейский полуостров). Один из центральных городов региона — полумиллионная курортная Малага — по своей застройке напоминает арабский Дамаск. Финикийцы назвали город «Малака», и она издревле процветала — прежде всего из-за своего крайне выгодного географического положения. Сегодня Малага — шестой самый большой город в Испании, а в Андалусии по количеству народонаселения уступает лишь Севилье.

«Малага» никогда в своей истории не выигрывала крупных турниров (а за победу в Интертото все-таки давался пропуск в Кубок УЕФА, не более того). Команда не стала изобретать велосипед и облачилась в бело-синие футболки, так называемые «под цвет неба и моря», характерные для клубов с прибрежных зон, что и обусловило ее прозвище «Blanquiazules» («бело-синие»). Но самое известное прозвище «Малаги» — «Boquerones», «анчоусы». Оно связано с местной традицией по случаю любого торжества и даже без оного поглощать в немыслимых количествах вкуснейшую хамсу (европейский анчоус) вместе с пивом «Победа».

Вражеские саппортеры награждают Blanquiazules обидными кличками вроде «Pez podrido» или «Pez hediondo» («тухлая, вонючая рыба»). Кроме того, жителей Малаги вообще принято именовать «Borrachines» («алкаши», «пьянь»). Тут, конечно, понятно, откуда ноги растут у прозвища — нельзя забывать про традиционное пиво «Победа», а также широко распространенное в городе и провинции десертное вино «Малага».

Существует и другая «фишка»: частенько к фамилиям футболистов «Анчоусов» добавляют 10-15 дополнительных имен. Этот феномен связан с уроженцем Малаги, художником и основоположником кубизма Пабло Пикассо, чье полное имя звучало так: Пабло Диего Хосе Франсиско де Паула Хуан Непомусено Мария де лос Ремедиос Сйприано де ла Сантисима Тринидад Мартир Патрисио Руис и Пикассо. Все официально, между прочим. Так в паспорте и было написано.

В последнее время, после того как клуб стал собственностью катарского шейха, «Малагу» дразнят обидным прозвищем «Petrodolares», «нефтедоллары».

Самым заметным объединением болельщиков «Малаги» в последнее время является Malaka Hinchas, которые, в отличие от множества других испанских группировок, отрицают насилие на трибунах и политику в спорте. Каждый год на Рождество они собирают игрушки и продукты и дарят их детям. По окончании сезона они вручают лучшему футболисту команды приз Pollito de Oro, «золотого цыпленочка». В данном случае главенствующая роль отведена игре слов: «Balon de Oro» по-испански значит «золотой мяч», a «Polio de Ого» — «золотой цыпленок». Так как это произносится с типичным андалузским акцентом, то фразы звучат совершенно идентично.

«Третьими таймами» занимается бригада Frente Bokeron («Фронт анчоусов»), из которой и вышли болельщики из «Малака Инчас»: им казалось, что в прежней фирме слишком много политики.

Малага — портовый город, а значит определенную часть его населения составляют иностранцы и мигранты. Поэтому большинство болельщиков терпимо относятся к разным расам и национальностям и позиционируют себя как идеологические левые.

Как и, впрочем, большинство андалусийских фанатов — в этом автономном сообществе нет ни одной большой или по-настоящему сильной правой фирмы.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 20:53

Галисийское дерби

Участвующие клубы: «Депортиво» (Ла-Корунья), «Сельта» (Виго)

Начало сражения: 1923 год

Причины ненависти: «война городов», принадлежность команд к одной провинции


Автономное сообщество Галисия располагается на северо-западе Испании, на берегу Атлантического океана. Это очень плодородная земля, часть так называемой Зеленой Испании. В древности на этой территории проживали кельтские племена галлеков, которых покорил Октавиан Август, внучатый племянник Цезаря. В V веке на территории современной Галисии обосновались племена свевов, германской народности, которые вместе с вандалами и аланами осуществляли европейскую экспансию. Свевам суждено было сыграть важную роль в этногенезе галисийцев. Арабы, завоевавшие Пиренеи позже, Галисию практически не затронули и влияния в ней не имели.


«Полуостров» против «деревни»

Клуб «Депортиво» («Спортивный») был основан в 1906 году, тогда как его главный враг — «Сельта» («Кельтский») — появился на свет 17-ю годами позже. В 1923 году «Депортиво» и «Сельта» вступили на путь взаимной футбольной неприязни и сыграли матч, который вошел в историю как первое галисийское дерби. Именно тогда между болельщиками команд вспыхнул спор: какой из клубов появился на свет раньше? Казалось бы, спорить тут нечего, даты говорят сами за себя, но дело в том, что .«Сельта» не образовывалась как самостоятельный клуб изначально. Она родилась в результате слияния команд «Виго Спортинг» и «Реал Фортуна», каждая из которых на год старше «Депора».

Надо сказать, что жители Ла-Коруньи (acrunia — латинское слово, означающее «полуостров») и Виго (от латинского vicus — «деревня») и раньше недолюбливали друг друга: два самых крупных города провинции, да еще и портовых,— распри возникают по любому поводу. В результате футбол стал самым лучшим способом для того, чтобы выплеснуть всю скопившуюся желчь на соседей.

«Виго Спортинг», еще до того как объединился с «Реал Фортуна» и назвался «Сельтой», 6 раз выигрывал чемпионат Галисии. Более того, в 1908 году команда из Виго играла в финале Кубка Испании, в котором уступила мадридскому «Реалу» со счетом 1:2. Все это давало «Сельте», как преемнику «Виго Спортинг», право сыграть в дебютном первенстве Примеры, чемпионате 1928-29 гг. (таковая нумерация первенства лишь копирует современное исчисление сезонов, на самом деле первый чемпионат Испании не захватил 1928 год, а проходил строго в. 1929 году — с 10 февраля по 30 июня).

Включать «Сельту» в Примеру или нет? Вопрос решался голосованием, большинство клубов высказались против, и одним из этих клубов являлся как раз «Депортиво». Бело-синие (цвета моря и неба, традиционные для многих клубов побережья) аргументировали свою точку зрения следующим образом: во-первых, «Депор» тоже побеждал в чемпионате Галисии, и что-то никто не спешит приглашать его в Примеру; во-вторых, «Сельта» явилась на свет как объединение двух клубов, следовательно, она не правомочна становиться наследницей «Виго Спортинг»; в-третьих, Кубок Испании — 1908 вообще состоял ьз одного матча, собственно финального.

Крыть было нечем. «Виго Спортинг» действительно проиграл в финале Копа дель Рей — 1908 («Кубок Короля» — традиционное историческое название Кубка Испании), но весь турнир состоял из единственного поединка, так как баскский «Атлетик» бойкотировал проведение соревнования в Мадриде по причине сложных отношений со столичной публикой, а остальные клубы не приехали, сославшись на нехватку средств. Таким образом, «Сельту» «прокатили» мимо Примеры, чего болельщики из Виго никогда не забывали. На самом деле, конечно, тут еще замешана и скрытая подоплека — именно «Депор» хотел стать первым клубом Примеры, представляющим Галисию.

Жители Виго так не считали. Они всегда славились национализмом, причем самого крайнего и радикального толка. Даже говорят они на архаичном диалекте галисийского языка, который не понимают в остальной Галисии и который гораздо ближе к португальскому, чем к испанскому. «Сельта» должна была стать для них оплотом старой, «настоящей» Галисии, противоположностью демократичному «Депортиво».

«Депор» получил презрительное прозвище «турки»: мол, не поймешь, чего там намешано у них в грязной крови из Ла-Коруньи — то ли галисийцы, то ли арабы, то ли турки. Поклонников же «Сельты» стали называть «португальцами».

Злость друг на дружку накапливалась, и в конце концов наступило время продемонстрировать ее всей Испании — в сезоне 1941-42 гг. оба клуба одновременно оказались в первом дивизионе.

Это был странный сезон. За пределами Испании полыхала Вторая мировая война, «Барселона» едва не покинула Примеру, а «Валенсия» впервые в своей истории стала чемпионом страны. Но для болельщиков из Галисии все вышеперечисленные события отходили на второй план, поскольку они жаждали впервые увидеть дерби Гальего в рамках Примеры. 19 октября 1941 года на переполненном стадионе «Балаидос» «Кельты» нанесли «Депортиво» поражение со счетом 2:0. «Депор» с блеском отомстил во втором круге, когда в воротах ненавистных соседей побывало четыре безответных мяча. Галисийские клубы пришли к финишу вместе, заняв в классификации 4-е («Депортиво») и 5-е («Сельта») места и набрав одинаковое количество очков.

Поражение со счетом 0:4 не стало окончательным позором «Сельты» в принципиальном противостоянии. 18 марта 1956 года дубли Поло и Базана, а также гол Куэнки обеспечили команде из Лa-Коруньи маниту («пятерня» — пять растопыренных пальцев, означающих пять забитых мячей) — 5:0. Свой подвиг в дерби Гальего «Депортиво» повторил в 2004 году благодаря хет-трику Виктора Санчеса и голам Диего Тристана и Альберта Луке.


Недобрососедские отношения

Ярчайшие поединки между клубами возникали на стыке XX и XXI веков, когда обе команды были, что называется, в порядке. «Депортиво» называли «Супердепором» и «Евродепором». «Сельта» не имела такого громкого прозвища, зато могла побить кого угодно, а в ее составе блистал El Zar — российский легионер Александр Мостовой, ставший настоящим идолом для саппортеров. Виго. В сезоне 1999-00 гг. состоялось галисийское дерби, ставшее культовым для всего футбола региона, ведь к началу поединка обе команды возглавляли турнирную таблицу Примеры — впервые в истории.

К тому времени ненависть достигла апогея, участились случаи нападения болельщиков на автобусы команд: футболисты «Депортиво» чувствовали опасность в Виго, а «Сельта» прибывала в Ла-Корунью на бусе, который не был раскрашен в клубные цвета — мало ли что.

Более чем натянутые отношения между клубами создали уникальную трансферную политику галисийских команд в отношении друг друга. «Депор» не покупал никого из «Сельты», и наоборот; не приобретали даже футболистов, которые становились свободными агентами и достались бы команде бесплатно. Как в Индии существует каста неприкасаемых, как в тюрьмах известен институт «зашкваренных», так и игроки из ненавистного лагеря злейшего противника стали бы в команде париями. За всю историю существования дерби Гальего известен только один случай прямого перехода: в 2001 году сербский защитник Горан Джорович — воспитанник «Приштины», поигравший в «Црвене Звезде»,— отправился из Виго в Ла-Корунью.

Естественно, что саппорт «Сельты» мгновенно предал балканца анафеме, его футболку торжественно сжигали на улицах, а на «Балаидос» готовили горячую встречу и новую речовку, включающую в себя такие термины, как «иуда» и «песетеро».

Однако и в новом клубе серба не встречали с распростертыми объятиями. Футболисты, разумеется, ничего не говорили — о переходах такого типа стараются не распространяться «вне цеха», — но вот болельщики «Депортиво» смотрели на новичка с презрением. Пусть он и являлся на какое-то время частью их клуба, но никто не забыл, что недавно Джорович носил голубые цвета «Сельты».

В Примере за «Депор» Джорович сыграл всего лишь десять матчей, после чего отправился в провинциальный и никогда ни на что не претендующий «Эльче»: хоть и дивизион рангом ниже — зато на душе спокойнее. И никто не обещает избить в ближайшей подворотне.

Агрессия между футболистами — это одно, но совершенно другая ситуация вырисовывается, когда начинается открытый конфликт между администрациями клубов. Руководства «Депортиво» и «Сельты» долгое время старались не говорить ничего резкого в адрес друг друга, зная, что любое неосторожно оброненное слово может спровоцировать фанатов. Но в 2009 году «Кельты» захотели купить бразильского атакующего универсала Лулиньо, которого на родине, скорой на всевозможные прозвища, уже успели окрестить «новым Роналдиньо».

Все было бы хорошо, но на авансцене неоясиданно появился «Депор», в нулевых уже утративший почетную приставку «супер». Вагнер Рибейро, агент 19-летнего бразильца, пережил тяжелейший процесс переговоров с двумя клубами-врагами, которые одним глазом зорко следили за соперником. Дело дошло до того, что галисийцы стремились выиграть гонку за южноамериканца уже из чистого принципа — если «переговорщик» из Виго приглашал Вагнера Рибейро для беседы в ресторан, то на следующий день в дело вступал представитель команды из Лa-Коруньи, пытавшийся перебить соперника более увесистым счетом.

«Они абсолютно ненормальные,— грустно констатировал вернувшийся в Бразилию агент.— Совсем помешались на этом своем дерби». «Коринтианс», которому принадлежал Лулиньо, так и не продал футболиста — его отдали в аренду португальскому «Эшторилу» к вопиющему восторгу всех присутствующих: «Депор» был убежден, что благодаря своему вмешательству перебил переговоры «Кельтов»; «Сельта» тоже позиционировала ситуацию подобным образом, только в роли перебивающего выступала уже она сама. После того как Лулиньо далеко не самым феерическим образом начал свой путь в португальском футболе, выяснилось, что у «Депортиво» вообще-то не было денег на его покупку. А зачем вели переговоры? Из принципа. Чтобы «Сельте» было неповадно.

С распространением Интернета галисийская война между «турками» и «португальцами» обрела новую виртуальную реальность. Любой теперь мог создать свой сайт и опубликовать или напечатать на нем все что угодно. Крупнейший портал болельщиков «Сельты» приветствовал посетителей глумливой флеш-анимацией: мальчик в небесной форме клуба из Виго с радостной ухмылкой мочится на эмблему «Депора». Само собой, разъяренные интернет-представители «Депортиво» сразу же показали «наш ответ в Интернете» — тоже с мальчиком, но акт мочеиспускания был заменен обрядом дефекации.

Это только пример единичного случая. На самом деле благодаря Интернету и новым технологиям стало гораздо проще «забивать стрелку», позорить врагов, писать о них полные гнева очерки.

Но самая главная война, как и можно было ожидать, разворачивалась не за экранами мониторов, а на футбольных секторах. Это была битва саппортеров, фанвар, самая настоящая битва ненависти.


Неспокойные трибуны

Прорывом в испанском футбольном фанатизме стал 1982 год, когда страна принимала чемпионат мира и местные болельщики увидели, как свои команды поддерживают во всем мире. Особенно важно это было для саппорта небольших испанских клубов, которые не имели групп организованного фанатизма, а если и имели, то только небольшие мобы.

В Галисии пузатый апельсин Наранхито, маскот турнира, встречал группу «А», в которой играл квартет, состоящий из сборных Польши, Перу, Камеруна и будущего триумфатора первенства — сборной Италии. Галисийские фанаты с удивлением взирали на приехавших в испанскую провинцию болельщиков из Европы, Южной Америки и Африки.

Естественно, после мундиаля Галисию (как и всю остальную Испанию) захлестнул настоящий фанатский бум. Моментально организовывались и быстро распадались многочисленные саппорт-объединения, шел нормальный процесс — просев. Те, кто просто клюнул на футбольную моду, со временем клевали на что-то другое, на очередной бум, захватывающий молодые умы. Те же, кто остались на местах, то есть на секторах футбольных стадионов, занимали свою нишу в футбольном движе.

Просев в Галисии шел ровно пять лет: в 1987 году миру предстали две большие фирмы: Riazor Blues, представляющая «Депортиво», и Celtarras, бригада «Кельтов». Главными врагами, что совершенно естественно в данной ситуации, они объявили друг друга.

Обе группировки проповедали систему ценностей ультрас, а не хуллз, то есть самым главным считали поддержку команды на трибунах, а не кулачные бои с фанатами соперников. Тем не менее случалось всякое.

И Riazor Blues, и Celtarras стали достаточно сепаратистскими объединениями: кричалки на галисийском (у поклонников «Сельты» — на архаическом, «настоящем» галисийском), а не на испанском; флаги галисийские, а не испанские.

В Виго всегда было больше болельщиков, чем в Лa-Корунье, но фирма «Депора» первой догадалась открывать саппорт-филиалы как на территории Испании, так и за ее пределами. Так на свет появились дочерние отделы Riazor Blues: Beer Firm, Galiza, Arsenio, USA, Blues Madrid, Los Suaves. Благодаря поддержке со стороны этих мобов Riazor Blues стали пользоваться в Европе куда большим авторитетом, чем отгороженные от всего мира своим патриотизмом Celtarras.

7 марта 2001 года во втором групповом этапе Лиги чемпионов «Депортиво» в одном из самых невероятных матчей престижнейшего европейского клубного турнира праздновал домашнюю ремонтаду над ПСЖ — 4:3. Галисийцы «горели» 0:2 после первого тайма и 0:3 на 55-й минуте, но хет-трик Вальтера Пандиани и гол Диего Тристана принесли команде великую победу в игре с шекспировской драматургией. «Супердепор! Супердепор!» — неистовствовал «Риасор» после матча, зажигаемый, конечно же, главной клубной фирмой Riazor Blues. Однако на арене присутствовали «Булоньские копы», знаменитая парижская банда радикалов ПСЖ, которые за территорией стадиона решили показать, кто же здесь на самом деле самый крутой. Вычислив фирмачей «Депора», «копы» атаковали их, но получили в ответ столь мощно, что пришлось бежать.

С кем бы ни бились фанаты «Депортиво», с кем бы у них ни возникали конфликты, они всегда помнили, что первый враг — ненавистные «Кельты». «Сельту» оскорбляли всеми возможными способами. Болельщики из Виго хотели воздвигнуть Александру Мостовому памятник и начали сбор средств, когда парни из Riazor Blues заявили, что никакого памятника в Виго не будет, а если и будет, то простоит он недолго, ибо будет разрушен, а сам факт разрушения проклятой статуи станет делом чести для всех бойцов из Ла-Коруньи и всех людей, уважающих «Депортиво».

Riazor Blues -ввели на секторах элементы итальянской трибунной кореографии, поэтому при каждом приезде «Сельту» на стадионе «Риасор» ожидала огромная картинка, стремящаяся всеми путями опорочить клуб из Виго.

Для болельщиков обоих больших галисийских клубов «Реал» олицетворял центральную власть и, как водится всеми сепаратистами, был ненавидим. В 2002 году мадридскому «Реалу» исполнялось 100 лет. Дату финала Кубка Испании назначили чрезвычайно рано — аж на 6 марта (обычно играется в конце мая), так как именно 6 марта лучший клуб XX века празднует свой день рождения. Многие думали, что в финальном поединке сойдутся «Реал» и «Барса» — победа над каким еще клубом может быть более желанной для «сливочных»? Но «Барселона» умудрилась вылететь в первом же раунде, которым для нее стала 1/32 финала, проиграв «Фигейресу», клубу из третьего испанского дивизиона. Существует мнение, что «Реал» по сетке «вели»: первая более-менее серьезная команда встретилась столичным футболистам только в полуфинале — и это был «Атлетик», переживающий очередной кризис. Финал Копа дель Рей игрался на празднично оформленном «Сантьяго Бернабеу», а соперник мадридистас, «Депортиво», должен был стать абсолютно чужим на этом празднике жизни.

«Депор» прокинули с выделенными билетами, бус команды несколько раз вынужденно тормозил в центре Мадрида из-за пробок, возникла непонятная ситуация со сменой раздевалки... В общем, на галисийцев потихоньку надавливали еще до начала матча. «Реал» был обязан праздновать триумф, но голы Серхио Гонсалеса и Диего Тристана значительно охладили пыл «Сантьяго Бернабеу». Рауль сумел поразить ворота «Депора», но этого не хватило даже для ничьей. На последних минутах игры на траурно молчащем стадионе «Реала» сходила с ума лишь небольшая группа болельщиков — это были члены Riazor Blues, воочию наблюдавшие исторический провал «Реала» и историческую же викторию «Депортиво».

Еще одну оплеуху мадридская публика получила после игры — на бетонном настиле близ эстадио кто-то из галисийцев вывел надпись: «После этой победы над Мадридом я почти так же счастлив, как в те дни, когда мы бьем Виго».

Фирма Celtarras возникла как следствие объединения небольших мобов, дислоцирующихся в Виго и пригородах. Сепаратистская идеология, проповедуемая бригадой, сделала тесной связь Celtarras с радикальными политическими группами Галисии. Так как в теме замешана политика, вход в фирму осуществлялся тяжело и муторно, через многочисленные проверки, и группа росла быстрыми темпами только первое время, когда нужно было набрать состав фест-лайнеров.

Объединению всех болельщиков «Сельты» в какой-то степени поспособствовала трагедия. 21 декабря 1986 года в первенстве Сегунды «Сельта» принимала «Малагу». Любимцем фанатов Виго в ту пору был бразильский форвард Бальтазар (7 матчей и 3 гола в составе национальной сборной), носивший громкое прозвище «Бомбардир от Бога». В отчетной встрече, к ужасу стадиона «Балаидос», Бальтазар столкнулся с молодым голкипером «Малаги» Хосе Антонио Гальярдо. Вратарь «Малаги» сначала было вернулся в строй, но через 17 дней впал в кому. Еще неделю спустя он умер в больнице.

Вся Испания скорбела вместе с «Малагой» иобвиняла Бальтазара. Болельщиков из Виго называли убийцами, и выезд отдельных мобов за пределы родного города стал чреват столкновениями с траблмейкерами других испанских команд. Появилась необходимость в единой и большой сплоченной банде.

Celtarras внесли необходимое оживление в доселе достаточно молчаливый «Балаидос» — теперь на стадионе постоянно пелись песни, скандировались речовки, а саппорт-сектор пестрел различными баннерами. Самым главным стал выезд на «Риасор», арену ненавистного «Депортиво». Так как полиция отлично понимала, чем чревато столкновение фанатов, то враги занимали разные сектора. Если саппортерам «Депора» удавалось подобраться к трибуне, которую занимали болельщики «Сельты», то моментально начинался взаимный переброс файерами и скамом. «Уйдите, акабы! — кричали полицейским парни из Celtarras.— Сейчас мы им покажем, кто тут настоящие галисийцы!»

Полиция в Ла-Корунье неизменно занимала сторону Riazor Blues, поэтому «Кельты» объявили войну и ей тоже.

Фирма Riazor Blues вступила в блок «Антимадридиста», в котором состояли многие болелыцицкие бригады, представляющие левое движение и питающие ненависть к Мадриду во всех его проявлениях (несомненно, что «Реал» для них являлся главным проявлением испанской столицы и выступал в ипостаси абсолютного зла). Консолидация с другими фирмами позволила банде из Ла-Коруньи завести себе друзей в мире футбольного саппорта. Celtarras же имели проблемы даже в Виго: на них постоянно наезжали местные полицейские, и аресты членов организации стали, в общем-то, обыденным делом. Никому не хотелось иметь под носом фирму, тесно сотрудничающую с такой организацией, как СССР (галисийские политические радикалы), и постоянно поддерживающую Кубу, Палестину и остров Тимор.

В сезоне 1997-98 гг. война между фанатами «Сельты» и «Депортиво» вспыхнула с новой силой, после того как на «Риасор» болельщики из Виго были закиданы камнями прямо на секторе и многие из них получили тяжелые травмы. Даже руководство «Сельты», предпочитающее не вмешиваться в фанатские междусобои, вынужденно внесло ноту протеста, резонно поинтересовавшись: неужели ни один стюард не видел, как на стадион пронесли такое количество камней?


Младшие «братья»

В понятие «дерби Гальего» принято включать лишь противостояние именно этих двух команд, «Депортиво» и «Сельты», но в регионе клубов гораздо больше. Третьей в галисийское дерби затесалась «Компостела», которая представляет столицу гальегос — Сантьяго-де-Компостелу. Этот город с давних пор считается святым для паломников, так как именно в Сантьяго-де-Компостеле находятся мощи Святого Иакова (собственно, собор Святого Иакова, вокруг которого и был возведен населенный пункт). Учитывая, что Иаков Зеведеев — апостол Иисуса Христа, упоминаемый в Новом Завете, нет ничего удивительного в том, что Сантьяго-де-Компостела считается третьей (после Иерусалима и Рима) святыней католического мира. Мощи Святого Иакова — величайшая религиозная реликвия Испании, и в столице Галисии религиозность считается высшей ценностью. Бразилец Роналдиньо в пору выступлений за «Барселону» снимался в рекламном клипе близ собора Святого Иакова и умудрился разбить витраж, после чего получал регулярные угрозы от жителей Сантьяго-де-Компостелы.

То, что в этом городе появилась новая футбольная команда, болельщиками «Депортиво» и «Сельты» было воспринято с явной и неприкрытой иронией — мол, ребята-то в Компостеле вдруг перестали молиться и узрели футбольный мяч, скорее всего ниспосланный им высшими силами.

О «святых» и сказать особенно нечего — клуб играл в Примере лишь четыре сезона,в своей истории, с 1994 по 1998 год. Справедливости ради стоит отметить, что в матчах против «Депора» и «Кельтов» «Компостела» всегда выкладывается на полную катушку, в каком бы соревновании они ни столкнулись.

В начале нулевых бригада «Депора» оказалась втянутой в грандиозный скандал. Габриэль Гарсия Перес, лидер дочернего моба Los Suaves, 7 октября 2003 года убил в потасовке болельщика «Компосте лы». Трагедия произошла во время драки между примерно сотней представителей двух галисийских клубов. В ответ фестлайнеры из Сантьяго-де-Компостелы, несмотря на отсутствие у себя сколь-нибудь серьезной фирмы, пообещали убить любого человека, который наденет в их городе атрибутику «Депортиво».

В 2005 и 2008 годах в городе действительно имели место быть инциденты с нападением на туристов, которые по незнанию облачались в бело-синие майки клуба из Ла-Коруньи.

На могиле Мануэля Риоса (так звали убитого парня) поклонники «Компостелы» поклялись отомстить и теперь с нетерпением ждут того момента, когда судьба вновь сведет их с представителями Riazor Blues.

Этот инцидент стал серьезнейшим для фанатов «Депора». Они постоянно подвергались полицейским проверкам, в реестре опасных фирм их включили в разряд хуллз, что могло означать репрессии по черным спискам. Скоро, правда, исключили, потому что представители Riazor Blues больше ни в каких актах насилия замечены не были. Тем не менее у бригады из Ла-Коруньи начали на постоянной основе возникать конфликты со многими испанскими фирмами. Блок «Антимадридиста» даже устроил показательный товарищеский суд, где представители левацких фирм еще раз пришли к соглашению относительно бойцовского фейр-плей. Убийство болельщика «Компостелы» в конце концов не то чтобы забылось — просто самые свежие воспоминания о трагедии смыло волной времени, которая делает нечеткими даже самые глубокие следы на песке.

Забылось всеми, кроме самих саппортеров «Компостелы», которые решили поддержать Celtarras в их битве против кровного врага, фирмы Riazor Blues.

Ведь кровный враг у них теперь стал общий.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:03

Астурийское дерби

Участвующие клубы: «Овьедо» (Овьедо), «Спортинг Хихон» (Хихон)

Начало сражения: 1926 год

Причины ненависти: «война городов», принадлежность команд к одной провинции


Дерби Астуриано возникло в XX веке в Астурии — регионе, лежащем на севере Испании, на берегу Бискайского залива. Астурию пересекают Кантабрийские горы, а официально она имеет статус княжества, то есть принц Астурийский при определенных обстоятельствах и условиях может наследовать испанский трон.


Индустриальная мощь и историческая ценность

Так уж получилось, что на этой земле две самые известные команды появились в двух самых крупных городах региона — столичном Овьедо (190 тысяч жителей) и первом по количеству народонаселения (265 тысяч) в автономной области Хихоне. «Овьедо» провел 38 сезонов в высшем испанском дивизионе — Примере, а «Спортинг Хихон» — 40, причем 20 раз они «совпадали» в самой элитной категории пиренейских команд. По сумме всех набранных очков за всю историю Примеры «Хихон» идет на 15-м месте, а «Овьедо» — на 17-м. Первое дерби между командами состоялось в 1926 году, когда на свет появился «Овьедо» путем слияния клубов «Оветенсе» и «Депортиво Овьедо». «Спортинг» обыграл неофитов в розыгрыше чемпионата Астурии со счетом 2:1. И даже тогда, во время самой первой встречи, на поле царила напряженная атмосфера. Виной всему — «война городов».

Исторически жители Овьедо и Хихона друг с другом не слишком-то ладят. Что неудивительно: «гьюнюдас» (самоназвание хихонцев) считают, что именно их город должен быть капиталом Астурии — и предприятйй, мол, важных много, да и народу побольше, в конце концов, живет. Эти претензии в Овьедо всегда вызывали злорадный смех: хоть город и основан позже Хихона, он исторически имеет для Испании куда как большее значение. В Овьедо находятся несколько исторических памятников эпох Средневековья и Возрождения, которые входят во Всемирное наследие ЮНЕСКО. Более того, Овьедо считается заповедником дороманской архитектуры. И наконец, именно Овьедо было суждено стать центром Реконкисты, освободительной контратаки, когда христиане стали отвоевывать на Пиренейском полуострове свои земли, занятые мавританскими королевствами. А Реконкиста — одна из самых священных и кровавых страниц в истории Испании.

Так как более-менее больших команд в Астурии не было вообще никогда, а малых клубов существовало настолько ничтожное количество и положение их было столь безнадежно (ну кому, например, известны «Авильес» или «Унион де Лангрео»?), то каждый мальчик-астуриец рождался, получал имя и выбирал, за кого ему болеть — за «Овьедо» или «Хихон». Астурия постепенно стала делиться на две своеобразные фракции — сообразно своим футбольным пристрастиям. Радикальные саппортеры вышли в противостоянии на первый план и играли в нем ключевую роль с 1950-х годов.

Естественно, тогда еще не существовало фирм, боевых болель-щицких отрядов, но города находились друг от друга недалеко, во время дерби всегда приезжал внушительный десант фанатов ненавистного клуба и каждый местный, в каком бы населенном пункте ни проходил матч, считал своим долгом оскорбить или унизить представителей противоположного лагеря. Особым шиком считалось залезть на верхние ярусы — и оттуда полить вражеские отряды каким-нибудь дерьмом: обычно это делалось при помощи ведер, в которых заключались такие позитивные вещи, как вода из канализации или гниющие фрукты.

Первая драка болельщиков в дерби Астуриано состоялась в 1945 году, когда «Хихон» расчленил идеологического врага на своем поле со счетом 6:0 и фанаты «Овьедо», дабы сохранить честь клуба, в самоубийственной атаке напали на численно превосходящий хозяйский сектор.

В общем, было весело.

Немного грустно стало Испанской федерации футбола чуть позже: игроки ведь тоже не с луны свалились и понимали, что к чему. Грубая игра и перманентные красные карточки становились вечным атрибутом матчей между «Хихоном» и «Овьедо». Полицейские двух самых больших астурийских городов во время дерби стягивали на стадионе все имеющиеся силы, так как болельщики, казалось, только и ждали момента, чтобы вступить в драку. В 1958 году в дерби Астуриано «Хихон» уступил дома 0:3 и местное фанатское движение собиралось разобраться не только с бригадой болелыциков, приехавших из Овьедо, но и со своими собственными футболистами, вынужденными закрыться в раздевалке.


Ничего общего!

В начале 1990-х годов оба клуба одновременно угодили в еврокубки и Федерация футбола Астурии принимала поздравления. Тогда же осторожно заговорили о том, что между клубами гораздо больше сходств, чем различий, и региону более комфортно было бы иметь один сильный клуб, а не два вечно враждующих между собой лагеря.

«В конце концов,— задавались мыслью руководители клубов,— что нам делить? Мы говорим на бабле (астурийский язык), и они говорят на бабле; наш гимн написал Рафаэль Моро (астурийский музыкант), и их гимн написал Рафаэль Моро». Президент Астурии Висенте Альварес Аресес обещал тотальную поддержку, если два самых известных клуба региона сольются в один (правда, жители Овьедо с недовольными минами отмечали, что Аресес родился в Хихоне и одно время был там алькальдом, то есть мэром города).

Квинтэссенция действа датировалась 2000 годом, когда президент «рохибланкос» (красно-белые — традиционные цвета «Спортинга») Сельсо Гонсалес встретился со своим коллегой Хосе Фернандесом, представляющим «овьедин». Стороны дошли до того, что уже начали договариваться о строительстве совместного стадиона, но не тут-то было! .

Общественное мнение в Испании — вещь серьезная: и известный, и не очень народ стал нелицеприятно высказываться об идее слияния. Болельщикам не нравилось, что отныне они должны были делить сектор с теми людьми, с которыми привыкли воевать, да и насчет домашней арены нового гипотетического клуба не все было понятно. Где должен был располагаться новый эстадйо? Если построить его в Хихоне, то фанаты «Овьедо» воспримут это как оскорбление; и то же самое произойдет с инчас «Спортинга», если воздвигнуть арену в Овьедо.

В Астурии началась настоящая война саппортеров, и, чтобы прекратить народные волнения, идея слияния была отложена в сторону. Временно, а может быть, и навсегда.

В конце концов, для Астурии соперничество ее лучших футбольных клубов значит очень и очень много. Достаточно сказать, что на эту тему было написано 12 книг — начиная от поэтической саги «Поддерживаемые» Хосе Кампо Кастаньона (1956 год) до сатирической работы «Танцуя танго» Давида Серны (1992 год).

Переходы из одной команды в другую тоже не приветствовались. Воспитанник «Хихона» полузащитник Иван Иглесиас в 1996 году перешел в «Овьедо», что фанаты спортингистас восприняли как личное оскорбление. Надо сказать, что Иван считался очень талантливым игроком и его даже покупала «Барселона» (правда, в Каталонии он надежд не оправдал и через два сезона снова вернулся на «Эль Молинон»), так что когда центрокамписта отправлялся в ненавистный «Овьедо», то вслед ему летели только проклятия и оскорбления. В 42-м, заключительном туре сезона 1996-97 гг. «Спортинг» отправился на стадион «Карлос Тартир», на котором проводит свои домашние игры «Овьедо», и местные болельщики вывесили огромный плакат с надписью: «Как это — предавать любимых, Иван?»

Еще более вопиющий, с болелыцицкой точки зрения, проступок совершил центральный полузащитник Рикардо Банго, в свое время проведший две игры за «Фурию Роху», национальную сборную Испании. Воспитанник «Овьедо» перешел в «Спортинг» через клуб-буфер: в данном случае буферной зоной выступала «Севилья», в которой футболист центра поля отыграл три сезона. Не успокоившись на данном свершении, в 1998 году Банго осуществил прямой переход из «Спортинга» в родной «Овьедо». «Я никогда не целовал герб «Хихона» и не собирался этого делать, потому что для меня существует только один клуб», — гордо признался футболист на первой пресс-конференции после возвращения к родным пенатам. К полному, надо признать, восторгу торсиды из Овьедо. Банго был прощен, что и позволило ему провести еще три года в команде, которая его воспитала.

К тренерам, что руководили обоими клубами, тоже относились настороженно, хотя, конечно, без безумств, присущих переходу футболистов из одного лагеря в другой. Мануэль Меана, Хосе Мария Пенья и Абель Пикабеа руководили как «Спортингом», так и «Овьедо», но головы им за это оторвать не пытались.

Особняком в списке тренеров стоит Висенте Миера, который возглавлял «Овьедо» с 1974 по 1977 год, а потом работал в Хихоне с 1977 по 1979 год. В 1992 году на Олимпийских играх в Барселоне испанский национал под его руководством впервые в своей истории завоевал золото. Астурийские саппортеры мгновенно бросились в идиоматические споры, выясняя, какой из клубов имеет больше прав для того, чтобы называть Миеру своим тренером. Истина в споре так и не родилась. Потому что каждая сторона упорно настаивала на своем и не желала сдавать позиций.

Так как ни одна из команд никогда не выигрывала в своей истории титулов (местечковые соревнования вроде чемпионата Астурии в счет не идут), то болельщики начали считать не несуществующие трофеи, а иные достижения. Например, «Хихон» однажды в своей истории финишировал в первенстве Примеры вторым (сезон 1978-79 гг. с четырехочковым отставанием от мадридского «Реала»), а «Овьедо» брал только бронзовые медали, зато — трижды! Футболисты «Овьедо» 4 раза становились обладателями «Трофео Пичичи», приза лучшему бомбардиру чемпионата Испании, а нападающие «Спортинга» — только три, зато все три индивидуальных трофея завоевал легендарный форвард Кини, воспитанник клуба. При упоминании имени этого великого бомбардира, прославившегося, в частности, феноменальным выступлением за «Барселону», саппортеры «Овьедо» готовы вопить от яростной злобы. Кини — воспитанник и легенда «Хихона», а родился он... в Овьедо.

В 1981 году в Хихоне образовалась фирма Ultra Boys, представляющая интересы «Спортинга». Они заняли Fondo Sur, Южную трибуну стадиона «Эль Молинон», обеспечивая любимой команде поддержку как на домашних матчах, так и на выездных играх. Последнее для Испании несколько необычно, так как в стране не принят институт болелыцицких выездов. В 10-х годах нашего века, когда «Спортинг» в последних турах находился на грани выживания, фанаты Ultra Boys отправлялись на выезды громадным составом и команда, видя такую могучую поддержку, включала второе дыхание и сохраняла себе прописку в Примере. Выездное движение даже носит у хихонцев отдельное название — Магеопа.

С болельщиками из Хихона связана одна из самых культовых кричалок испанского футбола. 25 ноября 1979 года, когда фирма Ultra Boys находилась еще в зачаточном состоянии, спортингистас принимали мадридский «Реал». Возмущенная откровенной арбитражной помощью столичным футболистам, хихонская торсида начала скандировать: «Asi, asi, asi gana el Madrid!» (буквально — «Вот так, вот так выигрывает Мадрид!») С тех пор на каждой игре в самом большом городе Астурии мадридский «Реал» подвергался всяческим уничижительным речовкам со стороны местной армии фанатов.

Но, конечно, больше всего на «Эль Молинон» (Molinon — так называли старую гидравлическую мельницу, работавшую на речушке Молин; нынешний стадион клуба располагается именно на этом месте) ждали приезда «Овьедо» и его болельщиков. Ultra Boys месяцами готовились к дерби Астуриано, заучивая новые песни, придумывая новые кричалки и рисуя огромные баннеры, которые должны были послужить правому делу — поддержке своих любимцев и оскорблению ненавистных овьедин.

Не обходилось и без драк, но в основном дело ограничивалось трибунной кореографией, так как и полиция давно уже знала, что почем, да и сама бригада Ultra Boys, как видно из названия, принадлежала к категории ультрас, а не хуллз.

Болельщики «Спортинга» поддерживают и воспитанников академии своего клуба, когда те идут «на повышение» и их покупают более сильные команды. Обиды тут никакой нет — большой клуб всегда способен заплатить хорошие деньги. Самым знаменитым выпускником академии «Хихона» последних лет является форвард Давид Вилья, ныне защищающий цвета «Барселоны». Именно на «Эль Молинон» члены Ultra Boys однажды начали скандировать кричалку, которую сейчас знает и любит вся страна: «Illа, illa, illa, Villa maravilla!» («Ура, ура, ура, Вилья изумляет!»)

Летом 2011 года талантливый защитник, 22-летний латераль Хосе Анхель отправился в «Рому» к испанскому тренеру Луису Энрике Мартинесу. Итальянский клуб заплатил за игрока 4,5 млн евро. Ultra Boys проводили игрока, подарив ему памятные сувениры и спев на прощание красивую песню, под которую молодой оборонец расплакался. Фанатская фирма «Хихона» клятвенно заверила Хосе Анхеля, что всегда будет ждать его дома, на родном стадионе «Эль Молинон». Как мы видим, отправляться в большое плавание игрокам «Спортинга» можно куда угодно. Лишь бы не в «Овьедо».


Когда даже дети сильнее

Фанатские группы «Овьедо» долгое время вели бои локального значения между собой, и на «Карлос Тартир» все никак не появлялась лидирующая группировка. Наконец в 1994 году путем слияния мобов Brigadas Azules («Синие бригады») и Pena Chiribi («Фан-клуб Чириби») на свет появилась фирма с труднопроизносимым названием Symmachiarii. Это слово — латинизм, и в древности оно обозначало вспомогательные войска в армии Римской империи. Данные войска в I веке до нашей эры дислоцировались на территории между современными Овьедо и Лугонесом. Парни преклоняются перед этим древним вооруженным формированием не потому, что оно преследовало племена астурийцев и кантабрийцев, а по той причине, что небольшая армия Symmachiarii до основания разрушила небольшой портовый поселок Хихия, который впоследствии будет восстановлен и войдет в историю под узнаваемым именем города Хихона.

То есть даже само название центральной фирмы футбольного клуба «Овьедо» отражает даже не столько любовь к собственной команде, сколько ненависть к вражескому «Спортингу». Парни этого и не скрывают и говорят, что их официальная идеология — это овьедизм и антиспортингизм. Говоря проще — за «Овьедо» и против «Спортинга».

Фирма Symmachiarii на протяжении определенного времени вела не самую лучшую жизнь. Из-за их радикального характера и прямого отношения к культуре хуллз банду не принимали в клан всех саппортеров «Овьедо» и не предоставляли свой сектор на стадионе «Карлос Тартир». Главным врагом Symmachiarii были даже не фанаты из Хихона, а аполитичная группировка «Овьедо» под названием North Boys. Но в 2001 году футболисты овьедистас вылетели в Сегунду, а 2 августа 2003 года впервые за 77 лет официально оформили вылет в Терсеру, четвертый испанский дивизион. Многие болельщики и целые фан-движения отвернулись от клуба. На первом домашнем матче в первенстве Терсеры на трибунах команду встречала только одна группа болельщиков.

Это были парни из Symmachiarii.

Когда команда переживает сильный подъем или сильный спад, это часто вызывает пертурбации и в фанатском движении. Так произошло и на «Карлос Тартир» — образовалась новая болелыцицкая страта, во многом завязанная на хуллз-течении, и центральным объединением выступали Symmachiarii.

Команды, разделенные разными дивизионами, давно не встречались между собой, и астурийские фанаты явно заскучали по своему провинциальному дерби. Бригада Ultra Boys взяла за моду совершать ночные вояжи в Овьедо, где они с воплями и гиканьем проносились по городу на автомобилях, размахивая шарфами любимого клуба. Symmachiarii тоже отвечали подобными выходками, и никто, казалось, не знал, сколько еще будет продолжаться этот детский сад, когда неожиданно случилось... дерби Астуриано.

Как известно, «Овьедо» дошел до ручки — то есть опустился в Терсеру, четвертый испанский дивизион, печально известный как место, где ноги и руки могут оторвать непосредственно во время матча. Терсера разделена на 17 групп, команды разбиты по территориальному признаку, в каждой группе играют клубы из одной провинции. И таким образом «Овьедо» попал в группу G-II, где одним из его соперников стал «Спортинг Хихон-Б», молодежный филиал «рохибланкос».

Фанаты радостными криками «Наконец-то!» поблагодарили Небеса, и в обоих городах моментально началась массовая истерия — пусть четвертый дивизион, пусть за одну из команд играет только молодежь, но вот оно, наконец-то, настоящее астурийское дерби!

Первый матч был намечен на февраль, и, загодя готовясь к игре, «Хихон»-младший и «Овьедо» в зимнее трансферное окно совершили массовую закупочную акцию. Решив, что ради победы в дерби можно пойти на все, руководство «Спортинга» отзаявило трех игроков из первой команды и в срочном порядке направило их в «Хихон-Б».

Все готовились. В Хихоне, понимая важную историческую ценность поединка, матч перенесли на «Эль Молинон», основной стадион первой команды (обычно свои матчи «Спортинг Хихон-Б» проводит на небольшой арене «Эскулеа де футбол Де Марео», вмещающей три тысячи зрителей). Из Овьедо ехала такая прорва болельщиков, которую четвертый дивизион, наверное, не видел нигде и никогда. В общем, антураж был на уровне с Примерой. Непримиримые соперники, фирмы Ultra Boys и Symmachiarii приветствовали друг друга радостным ревом — так сильно соскучились по дерби Астуриано. В сезоне 2003-04 гг. «Овьедо» был лучше молодежи «Хихона» — 3:1 и 0:0 и первое место в группе G-II против третьего. В следующем сезоне «Овьедо» снова выиграл группу, а «Хихон-Б» завершил свои выступления на пятой позиции, зато в очных поединках сильнее были спортингистас — 2:1 и 0:0.

В сезоне 2007-08 гг. обе команды вели непримиримую борьбу за лидерство в группе. «Овьедо» снова пришел первым, а «Спортинг Хихон-Б» занял второе место в классификации. Обе команды попали в турнир плей-офф за выход в третий испанский дивизион. Овьедистас не смогли повысить квалификацию, тогда как молодежный состав хихонцев пробился дивизионом выше.

Данный успех саппортеры «Спортинга» праздновали так, будто бы выиграли чемпионат Испании, обогнав «Барселону», пришедшую второй, на двадцать очков. Поддевая извечных соперников, они писали у себя на сайте: «Может, кого другого выбрать для дерби Астуриано? Противостояние с «Овьедо», конечно, история, но вчерашнего дня. Нужно выбрать в соперники команду посильнее. А то даже наша кантера выходит в Сегунду Б, а эти уроды так и тусуются в Терсере».

Не оценив юмора, взбешенная сарказмом фирма Symmachiarii назначила фестлайну Ultra Boys встречу у подножия Кантабрийских гор — дабы с помощью кулаков восстановить паритет. Но спортингистас ответили, что не будут драться, поскольку они являются ультрагруппой, что, впрочем, не требует отдельного пояснения, ибо явственно читается в названии. А если парни из Овьедо настолько тупы, чтобы этого не понять, то, пожалуйста, пусть приезжают в Хихон и кое-кто — а именно группа Ultra Boys — наглядно продемонстрирует, кто в Астурии главный не только в футболе, но в околофутбольной жизни.

Symmachiarii не так давно начали новый трибунный перформанс. На их секторе часто можно увидеть большое фото человека, основавшего «Овьедо», бывшего его президентом и принесшего клубу две бронзовые медали испанского чемпионата. Это фото Карлоса Тартира де лас Аласа Пумариньо, именем которого и назван эстадио овьедин. Члены Symmachiarii указывают, что Карлос Тартир родился и всю свою жизнь провел в Овьедо, но, по странному стечению обстоятельств, трагически скончался 31 июля 1950 года не где-нибудь, а именно в Хихоне. То есть образ «Спортинга» всячески демонизируется в глазах совсем молодых болельщиков.

Symmachiarii даже издали небольшую брошюру под названием «Команда дураков», где публиковали наиболее курьезные факты из истории хихонского «Спортинга».

Например, такие:



• «Спортинг» — один из двух клубов Примеры, который, будучи хоть раз зимним чемпионом, никогда потом не выигрывал национальное первенство;


• это одна из пяти испанских команд, которая, будучи хоть раз вицечемпионом, никогда не завершала чемпионат на первом месте;


• одна из шести команд, которая провела в Примере 20 лет подряд. Но при этом остальные пять клубов за этот срок хоть раз, но становились чемпионами;


• да, «Хихон» — одна из девяти испанских команд, никогда не опускавшаяся ниже Сегунды, но только волею случая. В 1961 году нападающий спортингистас Пепе Ортис, после того как его команда дважды сыграла вничью с «Кастельоном», вытянул на жребии спасительного орла, а не губительную решку — таким образом, лишь случайность позволила хихонцам не свалиться в третий дивизион;


• до 1982 года «Спортинг» курировала РСЕ (Partido Comunista de Espana, Коммунистическая партия Испании) и она решала, быть тому или иному трансферу или не быть.


Кроме того, много внимания было посвящено «Оскару», ежегодной премии Академии кинематографических искусств и наук США. В Испании шутят, что «Хихон» — единственная команда, которая получила премию «Оскар». Имеется в виду картина «Начать сначала» Хосе Луиса Гарсии, которому действительно вручили знаменитую статуэтку как лучшему фильму на иностранном языке. Сама кинокартина повествует о бывшем футболисте «рохибланкос» (одновременно он лауреат Нобелевской премии!), который возвращается в родной Хихон. В ленте снялся легендарный игрок «Хихона» Антонио Маседа. Нынешний президент команды Мануэль Вега-Аранго тоже засветился на оскароносной пленке — он и тогда был президентом клуба. «Вы, блин, кинозвезды или футбольный клуб?» — яростно вопрошали фанаты «Овьедо».


По мелочи

Говоря о дерби Астуриано, обычно подразумеваются именно матчи между «Хихоном» и «Овьедо». Но в Астурии, кроме того, существует еще и ряд локальных малоизученных дерби, из числа коих можно выделить дерби Котловин (Дерби де лас Куэнкас), в котором непримиримую борьбу ведут «Лангрео» из одноименного 45-тысячного городка и «Каудал» из Миереса, в котором живут 44 тысячи человек.

Дерби возникло из-за того, что клубы уж больно часто пересекались в нижних категориях испанского футбола. Интересно, что этот матч иногда называют «детским El Clasico», поскольку «Каудал» носит сливочную форму, напоминающую майки мадридского «Реала»; игроки «Лангрео» одеты в сине-гранатовые футболки, а эти цвета, как известно всему футбольному миру, носит «Барса». На этом, впрочем, «Лангрео» не остановилось: гостевая форма у команды выполнена в зелено-белом биколоре, что сразу вызывает в памяти светлый образ севильского «Бетиса».

«Каудалу» есть чем похвастаться, потому что этот клуб рекордные тринадцать раз выигрывал Терсеру, четвертый испанский дивизион. Что же до «Лангрео», то это, между прочим, первый клуб Давида Вильи, за который он выступал, будучи юниором.

Клубы имеют свои небольшие мобы, которые всегда готовы вступить в жаркую схватку с историческим противником. На матчах этих команд всегда аншлаг, проходит ли встреча на четырехтысячном «Нуэво Гансабаль» в Лангрео или на трехтысячном «Эрманос Антунья» в Миересе. При этом все у них точно так же, как и у больших клубов, — фанаты, полиция и жесткие стыки на поле. Но только в меньших масштабах.

Однако вернемся к большим парням.

В последнее время фанаты команд недовольны тем, что автором гимнов как «Хихона», так и «Овьедо» является один и тот же музыкант, Рафаэль Моро. Поэтому время от времени появляется чья-нибудь новая версия гимна. В 2006 году, во время чествования 80-летия «Овьедо», на стадионе «Карлос Тартир» музыкант Рамон Меленди представил свою версию гимна, композицию «Volveremos!» («Мы вернемся!»), которая отражала чаяния всех болельщиков о камбэке в Примеру. Новый, хоть и неофициальный, гимн стал так популярен, что его исполняли перед матчами в сезоне 2006-07 гг. и до сих пор распевают саппортеры на трибунах.

Гимн «Спортинга» был написан Рафаэлем Моро в 1974 году. В 2005 году на торжествах по случаю столетия клуба кантатор (так в Испании называют исполнителей собственных песен) Виктор Мануэль представил свой собственный гимн «Риха Sporting!», исполнив его с помощью волынщика Хосе Анхеля Эвиа и туронского хора. Но эта композиция не была принята болельщиками хихонского клуба.

Вообще, на столетии «Хихона» все очень боялись провокаций со стороны Symmachiarii. Представители Ultra Boys наравне с полицейскими контролировали проходы к «Эль Молинон», чтобы заранее вычислить саппортеров из Овьедо. Прецедент уже имелся: в 1955 году, когда «Сиортинг» отмечал полувековой юбилей, группа болельщиков «Овьедо» на улицах Хихона распевала гимн своего клуба, не забывая и об оскорбительных речовках в адрес спортингистас.

С 1962 года «Спортинг» разыгрывает предсезонный турнир «Трофео Вилья де Хихон» («Приз города Хихон»), который до 1992 года был больше известен как «Трофео Коста Верде». «Овьедо» приглашался на турнир несколько раз, но только до 1986 года, когда на «Эль Молинон» возникла массовая потасовка, впоследствии перекинувшаяся и на улицы города.

...Испанский Центр социологических исследований (CIS) обнародовал любопытную статистику: «Хихон» в Испании поддерживают 0,8% от всех футбольных болельщиков страны — таким образом спортингистас считается четырнадцатым по популярности клубом государства, тогда как «Овьедо» по общему количеству болельщиков занимает лишь скромное 29-е место.

Так и живет астурийское дерби — своей маленькой, мало кому известной жизнью. Как любят говорить в Астурии: бедно, но честно.

По-настоящему, значит.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:11

Малые дерби Испании


Африканское дерби

Участвующие клубы: «Сеута» (Сеута), «Мелилья» (Мелилья)

Начало сражения: 1945 год

Причины ненависти: принадлежность к одному анклаву, «война городов»



Испания разделена на 17 автономных сообществ, а те, в свою очередь,— на 52 провинции. Эти провинции включают в себя и два так называемых автономных города — Сеуту и Мелилью. Необычность данных населенных пунктов заключается в том, что они расположены не на территории Пиренеев, а в... Африке.

В 1912 году Испания захватила регион в северной части Марокко, который стал известен как Испанское Марокко. Это была крайне неплодородная земля, так как 86% ее территории занимали горы и полупустыни. Испанцам потребовался этот захват, чтобы создать сплошную полосу своих территорий на Средиземном море. При этом африканская крепость Мелилья стала испанской еще в 1497 году, когда реконкисту (освобождение Пиренейского полуострова от мавров) перенесли на южный берег Средиземного моря, который в самой Испании называли Варварским. Крепость Сеута, тоже расположенная на Варварском берегу, сначала принадлежала Португалии, которая передала ее испанцам в 1580 году.

Еще в древние времена, когда все в мире делилось на варварское либо римское, последние поразились безвестной деревушке, расположенной, как и Рим, на семи холмах. Римляне назвали форпост Septem Fratres («Семь братьев»). Название постепенно сокращалось, не теряя своего латинского корня: Септем Фратрес, Септа, Сейта, Сеута.

Мелилья (древнее название города — Русадир) всегда являлась важным портом на Средиземном море. Ею владели финикийцы, карфагеняне, римляне, вандалы, мусульмане. Этимология названия восходит к корням арабского термина «tamilit», означающего запасы белого известняка, которыми славен этот регион.

В 1956 году Марокко получило независимость, но Испания наотрез отказалась отдавать Сеуту и Мелилью, мотивировав собственное решение тем, что данные города со Средневековья принадлежат испанской короне и в них живут люди, имеющие испанское гражданство. Испанцев в Сеуте и Мелилье действительно большинство, но достаточно много там проживает и арабов. Мелилья вообще считается одним из самых роскошных испанских городов, она, наряду с Барселоной, является образцом модернистского архитектурного искусства. Интересно, что в Мелилье самая высокая рождаемость среди всех городов Испании и самая низкая смертность. Наконец, этот населенный пункт имеет статус портофранко, то есть обладает правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Надо ли говорить о том, насколько богата 75-тысячная Мелилья?

Жители двух городов всегда чувствовали себя гражданами Испании, но совершенно особенными, ведь они жили на другом континенте и от титульной территории их отделяло целое море. Уверенность в собственной исключительности портило только то, что невдалеке располагался практически такой же город. Два порта, находящихся поблизости друг от друга, обречены на соперничество, поэтому отношения между жителями Сеуты и Мелильи никогда не были теплыми.

В конце 1990-х годов Сеута стала центром переправки нелегальных африканских мигрантов в Европу. Дело в том, что Сеута расположена прямо напротив Гибралтара и, чтобы добраться до континента, необходимо просто переплыть Гибралтарский пролив. Европейское сообщество было слишком озабочено громадным потоком нелегалов, многие из которых обладали весьма и весьма криминальным прошлым, хлынувшим из Африки, и в 2001 году город отгородили от территории Марокко Сеутской стеной (Valia de Ceuta). Это система пограничных сооружений, включающая в себя параллельные трехметровые заборы с колючей проволокой. Сеутская стена оснащена по последнему слову техники: видеокамеры, датчики движения, шумоуловители.

Все было бы хорошо, но нелегальным мигрантам все еще хотелось переправиться в Европу, поэтому отправной точкой они выбрали находящуюся невдалеке Мелилью. Маленький и красивый городок захлестнула волна арабских беженцев и африканских уголовных авторитетов, необратимо принесшая с собой всплеск преступности. Жители города затрубили тревогу и, как водится, обвинили во всем Сеуту — ведь если бы там не было Сеутской стены, то Мелилья и дальше жила бы своей спокойной и патриархальной жизнью. Испанское правительство вняло просьбам Мелильи и, несмотря на протестующее Марокко, начало воздвигать стену вокруг своего второго африканского владения.

В 1922 году в столице испанского Марокко — городе Тетуане — был создан футбольный клуб «Атлетико Тетуан». Попав в нижние категории, футболисты «Тетуана» начали кропотливое восхождение на вершину горы ив 1951 году добились права играть в Примере. Правда, особенной радости данное свершение им не принесло, так как в итоговой классификации они заняли последнее место и вылетев в. Сегунду.

Когда Марокко получило независимость в 1956 году, стал вопрос: что делать с командой? В итоге клуб разделился надвое. Марокканская сторона получила стадион и создала на базе старого новый клуб «Атлетико Магриб». Что же касается испанцев, то большинство из них являлись выходцами из автономного сообщества Арагон, поэтому они решили объединиться с арагонцами, проживавшими в Сеуте и имевшими команду под названием «Депортиво Сеута». Сеутский «Депор» появился на свет в 1932 году путем слияния двух непрофессиональных коллективов — «Культураль Спорт» и «Сеута Футбол».

Объединившись, «Атлетико Тетуан» и «Депортиво Сеута» образовали команду «Атлетико Сеута». Болельщики называли команду Caballas («Макрели»). Ничего особенного клуб «Атлетико Сеута» в футболе добиться так и не смог, ни разу не пробившись в Примеру.

Город представляла и вторая футбольная команда, «Агрупасьон», но она просуществовала недолго. В 1991 году ее отправили в третий дивизион за то, что футболисты не получали заработную плату. Согласно жеребьевке Кубка Испании 1991-92 гт. «Агрупасьон» должна была встречаться с «Сан-Роке», но команда из Сеуты не приехала на матч, объяснив это тем, что прекратила существование. Главным же врагом «Атлетико Сеуты» стала «Мелилья».

«Мелилья» появилась на свет в 1943 году. Как и свой главный враг, она никогда не играла в Примере и лишь один сезон выступала в Сегунде, откуда сразу же вылетела. Матчи с «Атлетико Сеута» проводились при каждом удобном случае и в большинстве своем имели статус «товаров» (проще пригласить команду из соседнего города, а не с соседнего континента). Но даже эти товарищеские игры зачастую собирали полные стадионы, в отличие, к примеру, от игр, которые соперники проводили в нижних испанских категориях.

Африканское дерби маленькое, но популярное, и там, вдалеке от Примеры и Эль Класико, два испанских коллектива продолжают вечную войну друг с другом.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:19

Дерби «Желтых подводных лодок»

Участвующие клубы: «Кадис» (Кадис), «Вильярреал» (Вильярреал)

Начало сражения: 1990-е годы

Причина ненависти: не поделили прозвище


Казалось бы, чем могут не понравиться друг другу «Кадис», обитающий в Андалусии, и «Вильярреал» из Валенсийского сообщества? Какой-то особенной истории противостояния у них нет, они представляют разные регионы, да и вообще друг против друга, если уж мы будем совсем откровенными, играли нечасто. Тем не менее перед нами уникальный случай, так как глобальную войну в данном локальном противостоянии развязали саппортеры клубов.

Сейчас, если где-то в футбольных новостях прозвучит фраза «Желтая подводная лодка», все поймут, что речь идет о «Вильярреале».

Но не все так просто.

В 1966 году ливерпульская группа «Битлз» выпустила 13-й сингл в своей звездной истории. Он назывался «Yellow Submarine» («Желтая подводная лодка») с одноименной заглавной песней. Эту песню в течение нескольких месяцев распевали по всему миру, в том числе и в Кадисе. Правда, к местному футбольному клубу прозвище Submarino Amarillo прикипело только двадцать лет спустя. И вполне, нужно заметить, заслуженно. «Кадис» сезон 1987-88 гг. завершил на своей высшей исторической позиции в испанской Примере — двенадцатой; а затем в течение нескольких лет успешно боролся за выживание. Команда ныряла в опасную зону вылета, но буквально в самых последних турах совершала торжественное «всплытие» и сохраняла прописку в элитном дивизионе испанского футбола.

До обретения прозвища саппортеры очень долго и неудачно его придумывали. Хотели назваться «геркулесами», да только, это прозвище уже было «забито» болельщиками аликантийского «Эркулеса»; хотели назваться «львами», но так исторически идентифицируется «Атлетик» из Бильбао. И Геркулес, и львы выбирались не случайно — они изображены на гербе города Кадис.

Что же касается «Вильярреала», то после своего образования в 1923 году он очень долгое время оставался безвестным клубом, о существовании которого догадывались только его соперники по низшим дивизионам. Футболистов и болельщиков желтой команды называли «вильярреалененсес», что буквально можно перевести как «из Вильярреала». Согласитесь, не слишком удобно и уж совсем не круто. В конце 1990-х команда впервые в своей истории вышла в Примеру, и тогда же начался фантастический взлет коллектива, представляющего маленький городок Вильярреал, находящийся недалеко от Валенсии. Потом клуб наделал шороху в Европе и стал известен (к вопиющему гневу фанатов «Кадиса») в качестве «Желтой подводной лодки». «Это наше прозвище! — негодовали кадисистас.— Возьмите себе другое!»

Но оказалось, что в качестве «Субмарино Амарильо» команда из Валенсийского сообщества известна гораздо раньше «Кадиса». В 1967 году клуб из регионального дивизиона добился права играть в дивизионе Терсера и на стадионе торжественно сыграли Yellow Submarine в исполнении группы Mustangs. И с тех пор поклонники «Вильярреала» именовали своих любимцев не иначе как матросами «Желтой подводной лодки».

Саппортеры «Вильярреала», надо думать, поддавшись благородному душевному порыву, предложили болельщикам «Кадиса» называть себя Pescadores («Рыбаки») или Submarinistas («Аквалангисты»). Однако те, в свою очередь, уповали на то, что футбольная команда «Кадис», во-первых, на 13 лет старше «Вильярреала», а во-вторых, город Кадис появился тогда, когда населенный пункт под названием Вильярреал еще даже не возник в чьем-либо больном воображении. В последней сентенции, кстати, есть немалая доля истины, так как Кадис был основан около 1100 г. до нашей эры и считается древнейшим городом Европы. Убеждения кадисистас не были приняты и поняты фанатами «Вильярреала». Они прекратили спор, напоследок посоветовав оппонентам назваться Pez Podrido («Тухлая рыба»). Дабы все почувствовали их правоту, на «Эль-Мадригал» стал появляться маскот команды — в виде достаточно громоздкой подводной лодки.

В 2006 году группы поддержки «Вильярреала» обратились к Королевскому флоту Испании, прося предоставить им списанную подводную лодку S-63 Marsopa («Морская свинья») — громаду длиной в 58 метров и весом более 1000 тонн. Этот «сувенир» они планировали установить «где-нибудь в городе» (тому, кто хоть раз был в Вильярреале, идея покажется совершенно невыполнимой, так как весь городок состоит из маленьких улочек и даже припарковаться там — огромная проблема), а во внутренних помещениях подлодки мечтали разместить клубный музей. Пресс-атташе испанского флота называл эту идею совершенно абсурдной.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:24

Кантабрийское дерби

Участвующие клубы: «Расинг» (Сантандер), «Химнастика Торрелавега» (Торрелавега)

Начало сражения: 1913 год

Причина ненависти: принадлежность к одному автономному сообществу


Кантабрия — маленький горный испанский регион, расположенный на севере страны. Она находится на так называемом Кантабрийском карнизе — участке суши между Кантабрийскими горами и Кантабрийским морем (Кантабрийское море — принятое в Испании наименование Бискайского залива). Автономное сообщество считается одним из центров испанского животноводства — например, маскотом сантандерского «Расинга» стала корова Тула. Название Кантабрия произошло от кельтского термина «cant», что обозначало камень или скалу. Столица Кантабрии — город Сантандер, в 24-х километрах от которого расположилась Торрелавега.

Первым футбольным клубом региона стала «Химнастшса», основанная в 1907 году. В 1913-м на свет появился «Расинг», первым делом с треском уступивший «Химнастике» 0:5. Но в дальнейшем команда из Сантандера выступала более успешно: это единственный клуб Кантабрии, который когда-либо был заигран в Примере.

Дерби Кантабро часто еще называют дерби Монтаньес («горское дерби»), и, увы, со временем матчи между двумя командами теряют свою актуальность — слишком уж неравны силы. «Расинг» выступает в Примере и даже один раз выходил в еврокубки, тогда как «Химнастика» прозябает в низших дивизионах. Выросло уже целое поколение болельщиков, которые никогда не видели дерби Кантабро — «Расинг» и «Химнастика» в последний раз встречались между собой, страшно сказать, двадцать лет назад. В итоге сегодняшний «Расинг» практически не воспринимает «Химнастику» как соперника. Сантандерская команда даже пыталась использовать исторического врага в качестве собственного фарм-клуба, но эта попытка не вышла удачной.

Тренер Мануэль Пресиадо трижды принимал «Расищ» и дважды — «Химнастику». В обоих клубах помнят нападающего Чили, бывшего лучшим голеадором третьего испанского дивизиона как в составе «Расинга», так и в составе «Химнастики».

Самый крупный счет, зафиксированный в дерби Кантабро,— 7:0. В конце 1920-х годов «Расинг» семью голами в кантабрийском дерби обеспечил счастье своим фанатам.

«Химнастика» же в последний раз обыгрывала «Расинг» в сезоне 1967-68 гг., когда обе кантабрийские команды выступали во втором испанском дивизионе. Тогда «Химнастшса» победила с минимальным счетом 1:0.

В Кантабрии проходят еще некоторые дерби совсем уж локального значения. Например, для «Тропесона», выступающего в четвертом дивизионе, самой важной встречей в жизни является матч против той же «Химнастшси». Тут свои «фишки»: «Тропесон» представляет поселок Танос, по сути — пригород Торрелавеги, и был основан в 1983 году как... фан-клуб «Химнастики».

В «Ларедо», команде из одноименного городка, в котором проживает 12 тысяч жителей, главной битвой сезона становится противостояние против «Сантоньи»! Последняя представляет практически город-побратим, одиннадцатитысячную Сантонью. Матчи друг против друга клубы позиционируют как величайшее событие сезона, потому что часто сталкивались в нижних категориях испанского футбола. Матчи между ними называются дерби Сантоньес.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:26

Дерби Кастилии и Леона

Участвующие клубы: «Вальядолид» (Вальядолид), «Саламанка» (Саламанка)

Начало сражения: 1928 год

Причина ненависти: принадлежность к одному автономному сообществу



Кастилия и Леон — самое большое автономное сообщество Испании, оплот испанского центризма и консерватизма. Особенно этим славится столица региона, город Вальядолид, жители которого одними из первых поддержали Франсиско Франко. «Саламанка» была основана в 1923 году, а «Вальядолид» — в 1928-м. Города расположились в 115 километрах друг от друга, и сложновыговариваемое дерби Кастельянолеонес иногда еще с апломбом называют eterna rivalidad, «вечное соперничество». Первый матч клубы провели в далеком 1928 году в Кубке Кастилии и Леона, когда «Вальядолид» в гостевом поединке разделал «Саламанку» под орех — 8:0 (а в ответном поединке вообще была феерия — 12:0 в пользу младшего клуба).

Болельщики обоих клубов представляют правое политическое движение. Поэтому в Вальядолиде и Саламанке всегда хорошо относились к «Реалу», ненавидя «Барселону» и «Атлетик». «Вальядолид» так часто и с таким треском проигрывал «Сливочным», что в испанской прессе регулярно появлялись заметки о том, что кастильцы «ложатся» под «Реал». Для поддержки данного утверждения находились и дополнительные факторы, иногда воспитанники лучшего клуба XX века, так и не пробившиеся в первую команду «Реала», составляли до половины состава «Вальядолида».

В последнее время противостояние между «Вальядолидом» и «Саламанкой» потеряло былой смысл и его поддерживают на плаву лишь радикальные фанаты клубов.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:29

Канарское дерби

Участвующие клубы: «Тенерифе» (Санта-Крус-де-Тенерифе), «Лас-Пальмас» (Лас-Пальмас-де-Гран-Канария)

Начало сражения: 1949 год

Причина ненависти: принадлежность к одному автономному сообществу



«Тенерифе» и «Лас-Пальмас» — клубы, представляющие в испанском первенстве Канары — архипелаг из семи островов вулканического происхождения. «Islas Canarias» в буквальном смысле означает «собачьи острова»: древнеримский ученый Плиний Старший был уверен, что на островах водились то ли большие собаки, то ли морские волки. Скорее всего, вышеперечисленные представители фауны были спутаны с южным морским львом, южноамериканским видом ушастых тюленей, который действительно имел колонию на одном из островов архипелага.

Канарские острова расположены в Атлантическом океане, близ побережья Африки. Этнически жители Канар отличаются от остальных испанцев. Сначала острова были заселены аборигенами, племенами гуанчей, народа, происхождение которого неизвестно. Несмотря на то что острова находятся всего лишь в 115 километрах от Черного континента, гуанчи не знали африканцев и имели высокий рост, белую кожу, рыжие волосы и голубые глаза. В XII веке Канар достигли арабские мореплаватели, а еще через двести лет — французы. В 1344 году Папа Клемент VI даровал острова Кастилии. Но полный захват островов испанцы осуществили только в 1496 году, когда племена гуанчей умирали от эпидемии бубонной чумы. После себя гуанчи оставили уникальное культурное наследие — пирамиды Гуимар, напоминающие сакральные сооружения майя и ацтеков.

Автономное сообщество Канарские острова имеет сразу две столицы — в городах Санта-Крус-де-Тенерифе (расположен на Тенерифе, крупнейшем острове архипелага) и Лас-Пальмас-де-Гран-Канария (крупнейший населенный пункт на Канарах, расположенный на острове Гран-Канария). Команда «Тенерифе» была основана в 1912 году, а «Лас-Пальмас» — в 1949-м; при этом клуб, появившийся на свет позже, провел больше сезонов в Примере (31 против 13), занимал в испанской элите более высокое место (второе против пятого) и имеет преимущество в личных встречах (18 побед против 11).

Матчи между этими клубами всегда носили бескомпромиссный характер дерби, начиная с самой первой игры в 1949 году, когда «Тенерифе» уступил на домашней арене «Лас-Пальмасу» со счетом 1:2.

История знает всего лишь четыре случая прямых переходов из одного островного клуба в другой. В 1995 году защитник Алексис Алехандро Суарес Мартиан разорвал контракт с «Лас-Пальмасом» и отправился в «Тенерифе», заклейменный, само собой, несмываемым позором на острове Гран-Канария. Самым худшим для болельщиков «Лас-Пальмаса» являлось то обстоятельство, что Алексис был кантерано клуба, воспитанником местной футбольной академии. Показательно, что в 2009 году 35-летний оборонец захотел провести еще один шш два сезона в родной для себя, как он выразился, «Лас-Пальмасе», но хунта клуба выступила с категорическим отказом, и Алексис завершил карьеру.

В 2001 году саппортеры «Лас-Пальмаса» с грустью констатировали явление еще одного иуды. Полузащитник и, что самое страшное, снова кантерано, Алекс Кастро решил продолжать дальнейшую карьеру в «Тенерифе». К вопиющему недовольству фанатов, в 2002 году Алекс Кастро вернулся обратно, не обретя счастья в новом для себя отечестве. Но родной дом не принял блудного сына — хавбек все время подвергался обструкции стадиона и вскоре был вынужден подыскивать себе новый клуб.

«Лас-Пальмас» решил, что с него достаточно, и в 2004 году переманил из академии «Тенерифе» талантливого молодого левого винтера Айюза. Но Айюз уже на следующий сезон снова отправился обратно, на остров Тенерифе.

Наконец в 2006 году «Лас-Пальмас» приобрел у извечных соперников испанского опорного хава немецкого происхождения Арона Диаса Дариаса Шайте, который провел в команде только один год и за профнепригодностью был сослан в региональный «Лансароте».

Наиболее жестко проходили бои в 1990-х годах. На Канарах действовали небольшие футбольные фирмы, а местная пресса нагнетала атмосферу. В 2001 году клубы впервые в своей истории должны были столкнуться в рамках Примеры. Не могущие справиться со слишком сильным давлением, они уступили друг другу в домашних поединках, а по итогам сезона дружно выбыли в Сегунду: «Лас-Пальмас» занял итоговое восемнадцатое место в классификации, «Тенерифе» финишировал девятнадцатым.

У «Лас-Пальмаса» существовало и еще одно региональное дерби — с командой, основанной в 1994 году, называвшейся «Универсидад Лас-Пальмас» и имевшей прозвище «El Septimo de Caballeria» («Седьмая кавалерия»). Но в 2011 году «Универсидад Лас-Пальмас» вылетел в третью лигу, где его объявили банкротом в связи с неспособностью погасить зарплатные платежи перед футболистами. 7 июля 2011 года «Универсидад Лас-Пальмас» расформировали, и он стал частью истории.

Часто — беспощадной, каковой она частенько проявляла себя на Канарских островах.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:37

Битва селебрити

«Visca el Barca! — кричит с балкона Женералитета Жорди Пужоль, доктор медицины, каталонский националист, преподаватель в UB, Барселонском университете, и человек, на протяжении двадцати трех лет возглавлявший автономное сообщество Каталония.— Visca Catalunya!»

Стоит «Барселоне» что-то выиграть, как моментально активизируются все политические партии региона, стремясь представить победу сине-гранатовых как свою собственную. Особенно неистовствуют каталонские националисты и сепаратисты — «Барса», по молчаливому согласию, принадлежит как бы всему сообществу, но радикалам — больше, чем всем остальным.



Цвета премьер-министров

Испания больна футболом — тяжко, неизлечимо, смертельно; и люди, занимающие высочайшие должности в правительстве страны и пользующиеся уважением в обществе, теряют покой, едва речь заходит об их любимой команде. Хосе Мария Аснар, бывший премьер-министром страны на протяжении восьми лет (1996-04 гг.), саппортил мадридский «Реал». Испания по своему государственному устройству является конституционной монархией, то есть формально страной руководит король, но в сферах государственной власти монарх не обладает верховными полномочиями, посему главной политической фигурой становится премьер-министр. При Аснаре «Реал» переживал хорошие времена, но не Испания в целом. Период правления Хосе Марии Аснара был омрачен крушением танкера «Престиж», самым тяжелым экологическим бедствием в истории страны (77 тысяч тонн нефти близ берегов Испании и массовые антиправительственные демонстрации в Галисии); участием войск в Иракской войне (90% испанцев считали, что страна не должна посылать войска в район залива); скандалом с президентом Венесуэлы Уго Чавесом, в своем неподражаемом стиле назвавшем Аснара фашистом, и последующим прекращением дешевых поставок нефти из Южной Америки; взрывами в мадридском метро, в огне которых погиб 191 человек. Аснар, как убежденный правый, взвалил авторство взрывов 11 марта 2004 года (в Испании происшествие носит зловещее название «11-М») на баскскую террористическую организацию ЭТА, хотя баски всячески открещивались — а ведь обычно они сразу берут вину на себя, если действительно организуют теракт.

Так как премьер болел за «Реал», то в правительстве стало модно вскользь, как бы невзначай, упоминать о своих симпатиях к «Сливочному» клубу. Мариано Рахой, правая рука Аснара, тоже публично поддерживал лучший клуб XX века, несмотря на то что родился в Сантьяго-де-Компостела и вечера выходных дней коротал дома, выискивая на спутниковом канале трансляции с участием любимой «Компостелы», которая, согласно своей исторической традиции, неистово билась в низших национальных дивизионах. Рахой поддерживал «Реал» не только потому, что хотел сделать приятное Аснару, «Сливочные» — традиционно любимый клуб правых и центристов в правительственных кругах. Это ведь не только популярная команда, но и своеобразный политический символ. Сепаратисты, например, просто на генном уровне не смогли бы саппортить мадридский «Реал». «Барселона» в правительстве никогда не пользовалась особенной любовью, так как считалась символом каталонской реакции и всевозможных оппозиционеров, всеми способами подрывающих государственную власть.

Но в 2004 году портфель премьер-министра выиграл Хосе Луис Родригес Сапатеро, человек с лицом Роуэна Аткинсона («Мистер Бин») и мозгами Эйнштейна, только на политический лад; самый молодой депутат в истории Испании. Сапатеро сел в кресло и первым делом признался, что болеет за «Барселону».

Все сразу почувствовали себя неловко. Правде и центристы — оттого что первый человек государства выбрал клубом своего сердца откровенно левацкую команду; сепаратисты — оттого что привыкли быть в оппозиции, а тут их с премьер-министром страны застал объединительный процесс на почве футбола. Сапатеро вывел войска из Ирака, ввел жизнь страны в спокойное русло (по крайней мере до мировой рецессии), разрешил однополые браки, устроил специальные суды для рассмотрения дел по насилию над женщинами, старался мирно договориться с ЭТА. В правительстве стало модно поддерживать команды из собственной автономии, хотя сам Сапатеро этого и не делал: он родился в Вальядолиде, а болел за каталонский клуб.


...и другие виды спорта

В Испании существует большое количество полиспортивных клубов, то есть обществ по нескольким видам спорта сразу. Понятно, что разные спортсмены в таком случае поддерживают свой клуб, как, например, лидеры баскетбольной сборной Испании, ставшей в 2011 году сильнейшей на старом континенте, братья Газоль и Хуан Карлос «Ла Бомба» Наварро, являющиеся выпускниками «Барселоны». Вообще, «Реал» и «Барса» выступают за то, чтобы различные спортсмены, относящиеся к разным секциям одной команды, выступали единым фронтом. В большей степени это касается «Барселоны», так как этот клуб рассчитывает на собственных выпускников не только в футболе. «Эспаньол», имеющий очень сильную команду по женскому футболу, периодически привозит футболисток на матчи с участием сильного пола. Однажды голкипер женского «Эспаньола» устроилась за воротами Виктора Вальдеса во время игры с «Барселоной», то есть на дерби Барселонес, и громким голосом с большой иронией комментировала действия вратаря синегранатовых — под общий смех всего сектора «Попугаев».

Рафаэль Надаль — блестящий испанский теннисист, и ему с детства импонировал мадридский «Реал». В то же время Рафа оказался в сложной ситуации, ведь его дядя, Мигель Анхель Надаль, будучи самым известным представителем семейства, стал легендарным игроком, выступая за «Барселону». Кроме того, Рафа Надаль родился на Балеарских островах, так называемых Каталонских землях, в которых говорят на катале и ее диалектах, и где сине-гранатовые цвета гораздо популярнее сливочных. Теннисист-Надаль не забыл и местную «Мальорку», осуществив помощь деньгами, когда в 2010 году команда оказалась в шаге от банкротства. Вообще, находясь дома, он частенько приходит на игры «Мальорки», но клубом его сердца остается мадридский «Реал». «Сливочные» в 2011 году вручили Надалю памятный золотой подарок как носителю истинного духа мадридизма. А вот выдающаяся испанская теннисистка Аранча Санчес-Викарио родилась в Барселоне, поэтому проблем с выбором любимого клуба у нее не было никаких. Во время визитов на «Камп Ноу» компанию ей частенько составляет Алекс Корретха, экс-теннисист, который тоже родился в Барселоне и тоже саппортит «Барсу».

Карлос Мойя, первый испанец, ставший первой ракеткой мира, как и Рафаэль Надаль, родился на Балеарских островах. Теннисистов объединяет одна очень интересная особенность: Мойя левша в жизни, но его рабочая рука в теннисе — правая, тогда как пожизненный правша Надаль в теннис играет левой рукой. Карлос Мойя — страстный фанат «Мальорки», неоднократно помогавший команде, когда она оказывалась в тяжелой ситуации.

Не все известные люди способны держать себя в руках, коли речь заходит о футбольных любимцах. Один из них — великий Мигель Индурайн, прославленный испанский шоссейный велогонщик, пять раз побеждавший на «Тур де Франс». Индурайн родился в муниципалитете Вильява, расположившемся в 4 километрах от Памплоны, столицы провинции Наварра. Как и все соседские мальчишки, «Мигелон», которого в те славные времена называли просто Мигелито, фанател от «Осасуны». Эта любовь к «Красненьким» осталась, с ним на протяжении всей жизни — даже на одном из этапов гонки «Вольта а Каталунья» он финишировал первым, после чего надел на себя красную майку любимой «Осасуны». Индурайн не терпит, когда подшучивают над «Осасуной», и готов в любой момент осадить обидчика. Конечно, на национальном телевидении никто теперь не может пошутить над весьма средней командой из Памплоны в присутствии самого великого испанского велогонщика всех времен и одного из самых известных спортсменов в истории страны. Кроме того, велогонщика откровенно побаиваются, поскольку он обладает воистину нечеловеческими физиологическими особенностями организма. Например, объем легких Индурайна составляет 8 литров, тогда как у остальных спортсменов не больше 6; его уникальное кровообращение позволяет прокачивать до 7 литров крови в минуту против 3-4 литров у обычных людей; пульс в состоянии покоя — 28 ударов в минуту (у обычных людей — 60-70 ударов).

Когда в сезоне 2010-11 гг. «Красненькие» опустились в зону вылета, «Мигелон» сказал, что пригласит всю команду на роскошный ужин на своей вилле в случае, если «Осасуна» сумеет сохранить место в элитном дивизионе. «Осасуна» спаслась. И надо думать, отужинала у Индурайна. Наваррцы слов на ветер не бросают.

Безбашенная арагонская группа Animales Muertos («Мертвые животные») разорвала достаточно спокойный мир испанского панка в 1990-х годах, выпустив единственный альбом (его потом переиздавали раз сто, но сама группа никогда больше не записывалась, и качество первой записи оставалось фирменно-ужасным). Этот альбом, записанный в каком-то гараже города Сарагосы на наполовину расстроенных гитарах, вызвал самый настоящий фурор, а песня «Kaos у destruccion» стала своеобразным гимном поколения, навсегда войдя в золотой фонд испанской панк-музыки.

Группа вышла из страты футбольных болельщиков и поддерживала «Сарагосу», а единственное крупное выступление Animales Muertos прошло на улицах города после того, как арагонцы завоевали Кубок кубков. В сезоне 1994-95 гг. сарагосистас расправились с румынской «Быстрицей», словацким «Татраном», голландским «Фейеноордом», английским «Челси» и вышли на решающий поединок против лондонского «Арсенала». Матч проходил в парижском «Парке принцев», и арагонские футболисты повели в счете во втором тайме благодаря усилиям аргентинского атакующего полузащитника Хуана Эснайдера. Однако англичане быстро отыгрались, после чего игра перетекла в дополнительное время. За десять секунд (!!!) до конца экстра-тайма воспитанник «Барселоны» — защитник Мохаммед Али Амар по прозвищу Найим — нанес фантастический удар с 49 метров и мяч опустился в сетку ворот, за спиной вратаря «Канониров» Дэвида Симэна. Сарагоса обезумела, как и весь Арагон, и жители высыпали из домов на улицы, обнимаясь друг с другом. Команда Animales Muertos пела на одной из центральных площадей Сарагосы, и мэрия, увидев безумство (да и сама находясь на капельку от счастливого душевного помешательства), махнула на все это рукой — это был первый и единственный на данный момент трофей, который арагонцы выиграли в Европе.

Один из самых известных певцов на испанском языке сегодняшнего дня — Давид Бисбаль — родился в Альмерии в семье боксера-профессионала Хосе Бисбаля и красавицы и по совместительству звезды фламенко Марии Ферре. С детства мальчик был очень робким и мечтал лишь об одном — играть в футбол в составе «Альмерии», которую он саппортил. Футболиста из него не получилось, зато музыкант вышел хоть куда — Давид Бисбаль является обладателем многочисленных призов в области популярной музыки. Тем не менее про «Альмерию» он никогда не забывал и во время самых значительных моментов в истории клуба (выхода в Примеру, допустим) всегда появлялся на стадионе, чтобы, к восторгу местной публики, надев красно-белую футболку команды, спеть гимн клуба. При этом Бисбаль никогда ничего не требует и сам подстраивает напряженный график для посещения спортивной арены. Он говорит, что это честь для него — петь клубный гимн перед тысячами фанатов, и всегда шутит: «Вот видите, я все-таки вышел на этот газон. Хотя и не в качестве футболиста».

В 2010 году Давид Бисбаль вместе с K’naan спел песню для рекламной компании «Кока-Колы» перед стартующим мундиалем в ЮАР. Чем завершился чемпионат мира для сборной Испании, все знают и так.

Коммерчески самый успешный испаноязычный исполнитель — Хулио Иглесиас, продавший более 300 миллионов своих пластинок. В юности он играл в низших категориях мадридского «Реала» (категория «Хувенили Б»). Угодив в автокатастрофу в двадцатилетием возрасте, на протяжении двух следующих лет Хулио Иглесиас был прикован к кровати параличом. У него нормально функционировали только руки, и, дабы занять себя, кантерано «Сливочных» начал учиться играть на гитаре. Естественно, он болеет за «Реал» и при этом очень не любит баскские клубы. Последние, впрочем, ни в чем не виноваты, кроме того что их все время ассоциируют с террористической организацией ЭТА. А ЭТА угрожала детям и жене Хулио Иглесиаса, в результате чего сын певца Энрике (да, тот самый Энрике Иглесиас) был выслан из Испании в Майами, где и вырос. Импресарио Хулио Иглесиаса как-то сказал, что, несмотря на мягкость и интеллигентность блестящего исполнителя, он не может без дрожи в голосе рассуждать о баскском радикализме, который с помощью ЭТА угрожал отнять жизнь сына.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:48

El Clasico на оперных подмостках

Ошеломляющим мировым успехом пользовались концерты трех теноров — итальянца Лучано Паваротти, который, увы, скончался в 2007 году от рака поджелудочной железы, и испанцев Пласидо Доминго и Хосе Каррераса. Мало кто знает, что сама по себе концертная программа «Три тенора» задумывалась для сбора материальных средств Фонду Хосе Каррераса по борьбе с лейкемией. У каталонского тенора страшную болезнь обнаружили в 1987 году, когда он находился в зените своей славы. С тех пор Каррерас перечисляет Фонду до 60% всех своих доходов, а Фонд помогает многим больным, особенно неимущим. Каррерас и Пласидо Доминго шутливо отзывались о шоу «Три тенора»: «Это наше El Clasico. Плюс команда из Модены».

Лучано Паваротти действительно родился (и умер тоже) в итальянской Модене, тогда как Каррерас и Доминго, соответственно, являются уроженцами Барселоны и Мадрида и ярыми болельщиками титульных клубов своих городов. Пласидо Доминго записал гимн мадридского «Реала», и в 2011 году хунта «Сливочных» признала певца выдающимся мадридистой. А Хосе Каррерасу, в свою очередь, помогала выдвигаться на первые роли величайшая оперная дива Монтсеррат Кабалье, признанная одной из ярчайших исполнительниц в истории оперы вообще. Монтсеррат Кабалье однажды почтила своим вниманием чемпионат мира по водным видам спорта, проходивший в Барселоне, и на шее певицы все увидели сине-гранатовую «розу». Кабалье вместе с Фредди Меркьюри записала рок-оперу «Барселона», заглавная песня которой стала одним из гимнов летних Олимпийских игр, проходивших в столице Каталонии в 1992 году.

Известный левацкий музыкант-антиглобалист Ману Чао все время поддерживает команды из автономных сообществ, славящихся своими сепаратистскими настроениями: Страну басков, Каталонию и Галисию. Оно и неудивительно — Хосе-Мануэль Томас Артур Чао, также известный под творческим псевдонимом Оскар Трамор, родился в семье галисийского оппозиционного журналиста Рамона Чао и баскской матери Фелисе Ортеги. Родители, спасаясь от режима фашистского диктатора Франсиско Франко, бежали во Францию и обосновались в Париже, причем отец впоследствии был вынужден эмигрировать в Боливию, поскольку находиться во Франции ему было слишком опасно. Ману Чао славен своими политическими мотивами в творчестве, а живет он в Барселоне. На концертах музыкант часто появляется в майках баскских «Атлетико» и «Сосьедада», галисийских «Депортиво», «Сельты», «Луго» (в Луго родился его отец) и «Компостелы», каталонской «Барселоны». Надевал он и футболку с отчетливо различимой надписью «Антимадридиста». Болельщики «Реала» обычно крайне нелицеприятно отзываются о песнях Ману Чао.

Но у «Реала» зато есть блеск голливудских актеров Тома Круза, Пенелопы Крус и Николаса Кейджа. Все они имеют членские билеты клуба, карнет мадридиста, и являются сосьос «Сливочных». Козырная карта «Барсы» в кинематографе — Хавьер Бардем, самый известный на сегодня актер Испании, который умудрился сказать о своей любви к сине-гранатовым цветам перед церемонией вручения премии «Оскар». Зато Антонио Бандерас, любимец всех испаноязычных (и не только) женщин, болеет за «Реал»; хотя и не забывает о близких его сердцу «Анчоусах», так как актер родился в Малаге. В общем, налицо ситуация Рафаэля Надаля с двумя командами в одном большом сердце.

Однажды национальное телевидение Испании свело в одной студии Бардема и Бандераса, которые в преддверии El Clasico дошли до того, что даже угрожали друг другу физической расправой — естественно, в форме шутки. Потом знаменитые актеры заключили символическое пари на сумму в 100 евро — эти деньги проигравшая сторона обязалась выплатить выигравшей. Победил Хавьер Бардем — «Барса» уничтожила «Реал» на «Камп Ноу» со счетом 5:0.

Супермодель Эстер Каньядас с пятнадцати лет саппортит «Барселону» и часто снимается для календарей каталонского клуба.

Муза дизайнера Донны Каран, названная инопланетянкой из-за крайне необычной и запоминающейся внешности, Эстер любит посещать барселонский стадион в линялых джинсах и больших солнцезащитных очках.

Двадцатидвухлетняя итальянка Мириам Джованелли, одна из восходящих звездочек испанского кино, с детства переживает за мадридский «Реал», а ее любимым футболистом является Икер Касильяс. Раньше ей нравился Фернандо Иерро. Марибель Верду, известная по лентам «И твою маму тоже» Альфонсо Куарона, «Лабиринт Фавна» Гильермо дель Торо, а также «Тетро» Френсиса Форда Копполы — одна из шести испанских актрис, получившая Золотую медаль Национальной премии кинематографии. Она тоже любит «Реал» и Касильяса, который в 2009 году пожелал ей выиграть национальную премию «Гойя».

Певица Эдурн вынужденно поменяла цвета. Но это не глорихантинг, а любовь. Раньше она поддерживала «Реал», но, закрутив роман с Давидом де Хеа, который на пять лет ее моложе, стала болеть за «Атлетико». Недавно появилась в студии звукозаписи в майке английского «Манчестер Юнайтед», куда де Хеа перешел летом 2011 года.

Звезда кинематографа Пас Вега («Испанский английский», «Поговори с ней», «Люсия и секс», «Борджиа») в глубоком детстве стала сосьо «Севильи», но только потому, что севильистас страстно саппортил ее отец. Когда она решила посетить «Рамон Санчес Писхуан» с малолетним сыном Орсоном, то была полностью очарована встречей: руководство клуба посадило актрису в VIP-ложу и вручило Орсону подарки, в том числе и трогательно крошечную футболку клуба. Поход на эстадио превратил Пас Вега в самую настоящую фанатку. «Севилья всегда будет жить в моем сердце, до самой смерти», — говорит она, повторяя слова из клубного гимна андалусийцев.

Колумбийская певица ливанского происхождения Исабель Мебарак Риполль, более известная как Шакира, обладает огромным количеством наград в области популярной музыки. Она ведет благотворительную деятельность и является возлюбленной каталонского защитника Херарда Пике. Во время финала Лиги чемпионов 2011 года между «Барсой» и «Манчестер Юнайтед» Шакира, согласно контракту, выступала в Африке, но бегала за кулисы узнавать счет. Она является счастливой обладательницей уникального, золотого карнет барселониста. Назначена официальным представителем академии «Барселоны» в США.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 21:58

Самые обаятельные и привлекательные

Мечтой всех испанских мужчин считается великолепная Ева Гонсалес. Официально «мисс Испания — 2003», неофициально — «мисс Испания» всех времен. Немного модель, немного певица, немного актриса, немного телеведущая. И здесь свою метку не преминул оставить Икер Касильяс, который встречался с Евой на протяжении практически пяти лет. Несмотря на роман со «Святым Икером», она никогда не изменяла клубным цветам, с детства и до сих пор поддерживает любимый «Бетис». Стадион «Огурцов» взрывается самой настоящей овацией, увидев красавицу в VIP-ложе, и, пожалуй, только Ева Гонсалес может отвлечь болельщиков севильской команды от того, что происходит на поле. Ева — опасная женщина. На конкурсе «Мисс мира» пообещала «мисс Колумбии» Диане Люсии Мантилье, с которой делила номер, выцарапать глаза, за то что южноамериканка закурила в ее присутствии. Является рекордсменкой Книги рекордов Гиннесса: большими пальцами ног раздавила 23 яйца (куриных) за 30 секунд. Злые языки утверждают, что данную номинацию Книга рекордов Гиннесса ввела специально для Евы.

Ведущая всевозможных ток-шоу и скандальных проектов Эмма Гарсия болеет за «Сосьедад», так как родилась в Ордисии, находящейся в баскской провинции Гипускоа. Дважды становилась лучшим диктором на испанском телевидении и носит брошь, сделанную в форме герба любимого клуба.

«Мисс Испания — 1996» Мария Хосе Суарес не может разобраться со своими футбольными пристрастиями. Она говорит, что лучший способ провести выходной день — сходить на стадион, и, находясь в Мадриде, отправляется болеть за «Сливочных». Но в родной Андалусии она тоже не сидит дома и приезжает на «Рамон Санчес Писхуан». Кроме того, активно поддерживает «Красную фурию» и ведет праздничные выпуски новогодних ночей на испанском телевидении. Саппортеры «Севильи» незкно называют девушку «Нашим ответом для Евы Гонсалес», но Мария Хосе Суарес и Ева Гонсалес — подруги и не враждуют между собой. Единственное — дерби Севильяно они все же стараются смотреть по отдельности.

Сара Карбонеро — телеведущая, чья звезда взошла во время триумфа «Красной фурии» на африканском мундиале и ознаменовалась поцелуем в прямом эфире с неоднократно упомянутым здесь Икером Касильясом. Сара болеет за мадридский «Реал», хотя раньше, до появления в своей жизни голкипера «Сливочных», утверждала, что любит «Атлетико». «Реал» она нещадно критикует. Ненавидима многими болельщиками лучшего клуба XX века: в сезоне 2010-11 гг. ее фраза «Криштиану эгоист и индивидуалист», вызвала конфликт между Касильясом и Криштиану Роналду и на какое-то время разделила раздевалку на два лагеря. Сара принесла свои извинения — в достаточно, нужно сказать, язвительной форме.

Для болельщицы «Барселоны» Малены Косты отношения с брутальным Кар лесом Пуйолем начинались с шоковой терапии: оказалось, что в доме Пуйи из вещей наличествуют только кровать, футбольный мяч, штанга и холодильник. Выходить в свет тоже было проблематично, поскольку каталонский капитан не признавал никакой одежды, кроме джинсов или спортивного тренировочного костюма. Плюнув на контракт с L'Oreal, финалистка конкурса «Супермодель-2006» начала учить титулара, который старше ее на десять лет, хорошим манерам. Кроме того, Малена организовывает все праздничные вечера и торжества в «Барсе».


В стиле порно

В 2010 году экс-президент «Барселоны» Жоан Лапорта, участвовавший в политических выборах в Каталонии, провел своеобразную акцию в Мадриде, главным действующим лицом которой стала порноактриса Мария Лапьедра. Совершив вполне объяснимое и понятное для представительницы своей профессии действие — то есть раздевшись — Мария отправилась шокировать столичных прохожих и полицейских, выкрикивая прокаталонские лозунги. Выходка Марии Лапьедры, на своих страничках в социальных сетях позирующей в форме «Барсы», на стадионе «Барсы», с экс-президентом «Барсы» и с футболистами «Барсы», вызвала целую гамму эмоций среди ее коллег и партнеров по цеху.

Барселона — это вообще Канны порноиндустрии, в городе находятся офисы всех крупнейших мейджоров европейского порно. Они действуют под прикрытием скандально известного эротического театра «Багдад», окруженного полуразрушенной стеной замка XVI века на одном из ответвлений самой известной улицы города — бульваре Рамбла. В «Багдаде» и состоялись признания порноактеров и порноактрис. Начо Видал и Тони Рибас, самые узнаваемые испанские мужчины в своем ремесле, носили футболки «Барсы», тогда как Люсия Лапьедра оказалась патриоткой своего родного столичного района Вальекас и, следовательно, болельщицей «Райо Вальекано».

Основная масса всевозможных селебрити в любом случае поддерживает либо «Реал», либо «Барсу». Это не какая-то погоня за эксцентрической модой, ведь и в самой стране большинство болельщиков делят свои пристрастия между двумя клубами. При этом градус ненависти, коли речь заходит о дерби, иногда пересекает допустимый в приличном обществе предел. Раньше, например, в Андалусии выходила программа о футболе, куда приглашали бизнесменов, меценатов, деятелей культуры и прочих известных и значимых в автономном сообществе персонажей. Последний выпуск передачи произошел перед дерби Севильяно — местная звезда онкологии, болеющий за «Севилью», и строительный магнат, саппортящий «Бетис», сошлись в рукопашной. После этого выпуска программу закрыли.

Король Испании Хуан Карлос I Бурбон является почетным сосьо «Бетиса», клуба, получившего королевскую приставку «Реал» к своему названию еще до другого «Реала», мадридского. Его сын, Фелипе де Бурбон, принц Астурийский и наследник короны,— тоже входит в число официально зарегистрированных саппортеров «Бетикос». Жена Фелипе, принцесса Летиция Ортис, не говорит, за кого болеет, но родилась она в Овьедо, недвижимость скупает в Барселоне, а один из ее титулов — «принцесса Жироны», так что «Овьедо», «Барса» и «Жирона» автоматически записывают ее в реестр собственных фанатов-селебрити.

За мадридский «Атлетико» переживают суровые люди — такие как известный в латинском мире певец Хоакин Сабина. Он родился в небольшом городе в Андалусии, но с самого детства «Матрасники» стали командой всей его жизни. Чемпион Европы, боксер Мануэль Кальво иногда приезжает на «Висенте Кальдерон», чтобы поболеть за красно-белых. К «Атлетико» парня с железными кулаками пристрастил отец, тоже Мануэль Кальво, тоже боксер и тоже чемпион Европы. Только Кальво-старший стал лучшим на континенте в своем весе в 1968 году, а Кальво-младший: — в 2001 году.

Подсчет селебрити — одна из любимых тем испанской прессы, особенно в свете какого-нибудь предстоящего дерби, будь то El Clasico, дерби Мадриленьо, дерби Севильяно или Гран Каталан дерби.

Конечно, это не самое главное в футболе — наличие или отсутствие известных болельщиков ни в коем случае не влияет на игровой процесс, психологическое состояние, физическую форму или на итоговый счет поединка. Черт, но ведь так приятно осознавать, что за твой клуб болеют Пласидо Доминго или Шакира, Ева Гонсалес или Монтсеррат Кабалье, Хавьер Бардем или Пенелопа Крус!

И они, звезды, так же как и все остальные болельщики, тоже переживают, сосредоточенно считают очки, подсчитывают разницу забитых и пропущенных мячей и вообще, закрыв двери своих квартир, становятся инчас, такими же фанатами, как и мы с вами.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 22:08

Битва за большие деньги

Участвующие клубы; все клубы Примеры

Начало сражения: 2002 год

Причина ненависти: не поделили



Известное утверждение гласит, что в современном футболе деньги играют едва ли не главенствующую роль. Это так, потому что все великие клубы Европы одновременно являются и самыми богатыми. Если где появляется калиф на час, команда из какого-нибудь маленького городка, выигрывающая у грандов, то ее состав практически моментально раскупают большие клубы. Таковы реалии современного футбола. Деньги не просто важны и нужны. Они жизненно необходимы.



У грандов свои законы

Перед мировой рецессией тридцать европейских национальных первенств закончили финансовый год с позитивным балансом. После сезона 2010-11 гг. оказалось, что прибыль получили только четыре чемпионата: немецкий, бельгийский, австрийский и шведский. Во Франции и Италии ввели специальный закон, регулирующий задолженность клубов. В Испании такого закона нет, а Примера вообще является вопиющим, простите за тавтологию, примером финансового неравенства.

Двадцать испанских клубов получили в 2010 году 600 миллионов евро от LFP. Эти деньги не были распределены поровну, поскольку почти половину, а именно 280 миллионов евро, забрали «Реал» и «Барселона». И пиренейские гранды уверенно диктуют игру на собственных условиях, ведь ни одна телевизионная компания мира не будет покупать пакет испанских трансляций, в котором нет матчей двух величайших клубов. А сколько же получили остальные клубы? «Атлетико» и «Валенсия» — по 42 миллиона, «Вильярреал» — 25, «Севилья» — 24, а далее по нисходящей вплоть до «Тенерифе», «Малаги», «Хихона» и «Хереса», которым выплатили по 12 миллионов евро.

Ситуация по распределению доходов от продажи телевизионных прав разительно отличается от того, что происходит в других странах. Например, в том же 2010 году в Англии больше всех денег за трансляции было выплачено «Манчестер Юнайтед» — 58,2 миллиона евро, а меньше всех получил «Миддлсборо» — почти 35 миллионов евро. В Германии и Франции между командой, получающей больше всех, и клубом-аутсайдером в том, что касается доходов от TV, тоже нет такой громадной разницы, как в Испании. На Пиренеях моду диктуют «Реал» с «Барсой».

И им, суперграндам, никто не скажет ни слова. Даже УЕФА. В 2010 году «Мальорка» заняла в чемпионате страны пятое место и справедливо получила путевку в еврокубки. Однако УЕФА отказалась допускать команду с Балеарских островов к участию в еврокомпании, так как клуб имел прямой долг, составляющий 50 миллионов евро. «Реал» с «Барселоной» вкупе должны свыше полмиллиарда евро, но что-то никто не говорит им: «Стоп, парни. Лига чемпионов не для вас. Сначала погасите долги».

Больше ста лет одержимые взаимной ненавистью и общим соперничеством, эти клубы тратят огромные деньги на покупку звезд, а зарплатная ведомость «Сливочных» и сине-гранатовых такова, что присвистнут даже корпорации с мировым именем. И двойную политику УЕФА тоже можно понять, если мы абстрагируемся от чувства элементарной человеческой справедливости и взглянем на ситуацию через призму финансового цифросщша. «Барса» и «Реал» — легендарные команды, живая реклама Лиги чемпионов и всего европейского футбола, клубы, приносящие УЕФА огромный доход. Так как же можно от них отказаться?

В Примере почти все футбольные коллективы являются акционерными обществами, то есть их можно приобрести, купив контрольный пакет акций и объявив себя тем самым мажоритарным акционером, сиречь владельцем. Своим болельщикам — сосьос — принадлежат лишь четыре команды: «Барселона», «Реал», «Атлетик» и «Осасуна». Эти клубы находятся в главной опасности — их никому нельзя купить. Но у них тоже существуют собственные средства защиты. «Атлетик» и «Осасуна» много не тратят; кроме того, их финансово поддерживает руководство автономных сообществ, соответственно Страны басков и Наварры, и муниципалитеты, соответственно Бильбао и Памплоны.

У «Реала» и «Барселоны» несколько иная ситуация. Автономные сообщества, конечно, их бы тоже с удовольствием финансировали, но денежное вливание подобного рода будет для испанских гегемонов с их громадным бюджетом лишь каплей в море. Мадридский клуб и клуб каталонский являются собственниками — им принадлежат стадионы, земля (в очень престижных районах, между прочим,— мадридском Чамартин и каталонском Лес-Кортс), спортивные городки, футбольные академии. Кроме того, гарантом финансовой безопасности клубов выступают, собственно, их футболисты. «Барса» и «Реал» имеют самые дорогие составы в мире. Суммарная стоимость футболистов первой команды «Барселоны» составляет 606 миллионов евро, а «Реала» — 531 миллион евро.

Стоит помнить о том, какие компании стоят за испанскими грандами, шьют им одежду, кормят, возят на своих авто, производят экипировку: Nike, Adidas, Coca-Cola, Pepsi-Cola, Ford, Audi, Qatar Foundation. Все они заинтересованы в успешности своих «подпочечных», тогда как УЕФА вообще не нужны какие-либо конфликты с крупными корпорациями, вкладывающими деньги в футбол.

Самое интересное, что гранды должны деньги не кому-то постороннему, а своим многолетним партнерам. Например, основным кредитором «Барселоны» числится банк Caixa Catalunya (после реструктуризации 2010 года — Caixa d’Estalvis de Catalunya, Tarragona i Manresa), чью щитовую рекламу можно лицезреть на «Камп Ноу». Это самое крупное финансовое учреждение в Каталонии и пятый по обороту банк Испании. Caixa Catalunya предоставляет «Барсе» деньги на чрезвычайно щадящих условиях, и скорее Caixa Catalunya обанкротится сама, чем позволит стать банкротом главному символу Каталонии.

«Барса» и «Реал» — самые крупные должнйки в Ла Лиге, но они зарабатывают колоссальные деньги, помогающие им закрывать финансовый год с плюсом. «Барселона» должна 364 миллиона евро, но в 2012 году сумма долга сократится до цифры в 338 миллионов евро. В сезоне 2010-11 гг. сине-гранатовые заработали 473 миллиона евро, а к лету 2012 года их сезонный доход, согласно предварительным подсчетам, перевалит за полмиллиарда евро. То есть «Барселона», конечно, должник, но зарабатывает она так, что дай бог каждому, ежегодно существенно сокращает сумму долга и даже не думает ни о какой финансовой пропасти.

В такой же примерно ситуации находится и «Реал», сумма долга которого составляет около 200 миллионов евро. Долг он тоже потихонечку списывает, совершает при этом грандиозные трансферы и планирует заработать в сезоне 2011-12 гг. до 480 миллионов евро. Более того — «Сливочные» решили провести очень дорогую модернизацию и реструктуризацию стадиона «Сантьяго Бернабеу», придав ему модный дизайнерский вид ультрасовременного сооружения, отвечающего реалиям XXI века и современному облику Мадрида.

Гранды должны банкам, и должны чрезвычайно большие деньги, но в их финансовой легитимности никто и не думает сомневаться.


Большие проблемы маленьких

Маленькие испанские клубы долгое время сильно зависели от финансовой помощи автономных сообществ и муниципалитетов, но после мировой рецессии кормушку прикрыли: многие из них лишились поддержки родных провинций и городов. Денег катастрофически не хватало, так как доходы от продажи прав на телевизионные трансляции, которые во всем мире являются основным финансовым источником питания для клубов, делили между собой великие, а маленьким доставались только крошки с барского стола.

Скоро наступила катастрофа. Оказалось, что двадцать клубов, представляющих Примеру и Сегунду, либо уже банкроты, либо находятся на грани этого мучительного состояния: «Сарагоса», «Мальорка», «Райо Вальекано», «Эркулес», «Бетис», «Гранада», «Рекреативо», «Херес», «Кордоба», «Кадис», «Поли Эхидо», «Спортинг Хихон», «Реал Сосьедад», «Лас-Пальмас», «Альбасете», «Алавес», «Сельта», «Мурсия», «Леванте» и «Аликанте». Сумма долга всех испанских клубов составила около четырех миллиардов евро (чудовищная цифра!), почти триста футболистов не получали заработную плату. Например, мадридский «Райо Вальекано», деньги в котором не платили с сентября 2010 года. Здесь тренер Хосе Рамон Сандовал, который вынужденно просил у родных деньги на бензин, а футболистов кормила национальная сеть общепита, борясь из последних сил, шагнул-таки в Примеру. Там же оказался и «Бетис», которому хоть как-то, но стремился помогать муниципалитет Севильи. «Бетикос» еле-еле сводил концы с концами, и в этой команде с трудом узнавался клуб, который еще с какой-то десяток лет назад взорвал трансферный рынок приобретением бразильца Денилсона за 31,5 миллион евро — на тот момент это была крупнейшая сделка мирового футбола.

LFP в свое время удалось протолкнуть специальный закон, согласно которому клубы-банкроты, находящиеся под ее юрисдикцией в Примере и Сегунде, не расформировываются и не снимаются с соревнований. Самое главное в этом случае заключается в том, чтобы не вылететь в третий дивизион, который курирует уже другая организация — RFEF (Королевская федерация футбола Испании), славящаяся тем, что не церемонится с должниками.

Таким образом, выходов у маленьких клубов оставалось только три: попасть в еврокубки, желательно в Лигу чемпионов; продать подороже какую-нибудь местную звезду; позволить приобрести контрольный пакет акций финансово состоятельному человеку, который будет вкладывать в команду собственные деньги. Но как попасть в Лигу чемпионов, если у тебя нет классных исполнителей и нет средств на их покупку? Кого продавать грандам за бешеные деньги, если сеть скаутов «Барсы» и «Реала» прочесывает всю страну в поисках молодых талантов и забирает оных едва ли не в младенческом возрасте?

Остается одно — богатый владелец.


«Денежные мешки» бывают разные

Первый клич «А остались ли еще Абрамовичи?» бросила «Малага». Она выступила застрельщицей не просто так. «Анчоусы» из Андалусии уже имели печальный опыт по расформированию команды. Владельцем клуба стал шейх Абдулла бен Насер Аль-Тани, представитель катарской королевской семьи (этой семье принадлежит и Qatar Foundation, организация, которая стала первым титульным спонсором в истории «Барселоны» за баснословные 30 миллионов евро в год). Катарский шейх с чувством отнесся к новому детищу, сразу прикупил хороших футболистов, пригласил хорошего тренера (а потом еще одного, более качественного), занялся реконструкцией молодежной академии и постройкой нового стадиона. Маленькие испанские клубы, глядя, как растет и богатеет «Малага», как меняются ее сезонные планы — попадание в Лигу чемпионов вместо борьбы за выживание,— завидовали черной завистью.

Завидовать-то было чему. В межсезонья 2008 и 2009 годов андалусийцы тратили небольшие суммы — чуть больше миллиона евро каждое лето. Но с приходом Аль-Тани на пост мажоритарного акционера все изменилось: летом 2010 года «Малага» потратила на трансферном рынке свыше 25 миллионов евро, а уже через год — около 60, попутно установив собственный клубный рекорд входящего трансфера, заплатив за полузащитника Санти Касорлу из «Вильярреала» 21 миллион евро.

Большие деньги в одночасье разительно поменяли клуб. На стадионе «Росаледа» на презентации Санти Касорлы собралось столько зрителей, сколько в худшие времена не посещали и матчей «Малаги». Так как с таким человеком, как Аль-Тани, надобность в титульном спонсоре практически отпадала, «Анчоусы» заключили контракт с ЮНЕСКО — Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. Как и в случае союза «Барселоны» и ЮНИСЕФ, это не финансовое сотрудничество, а показательная работа на имидж клуба.

Но, как выяснилось, случаи обмана бывают даже в мире богатых и знаменитых. Неприятная история приключилась с кантабрийским «Расингом» и его новым владельцем Ахсаном Аль-Сайедом.

Индиец Ахсан Аль-Сайед имел предприятия по всему миру — в Бахрейне, Канаде, Великобритании... Занимался он многими видами бизнеса: скупал обанкротившиеся заводы, строил финансовые пирамиды, водил дружбу и совместное дело с Аднаном Хашогги, самым известным в мире продавцом оружия. В Англии индиец нажил себе недобрую славу — долгое время снимая замок в графстве Эссекс, он неожиданно съехал оттуда, не заплатив за аренду.

В 2010 году он предпринял попытку приобрести английский «Блэкберн». «Я болею за «Ровере» более десяти лет», — «искренне» вещал Аль-Сайед, впервые приехавший в Ланкашир. Тем не менее мажоритарным акционером он так и не сумел стать — ему припомнили и замок, и манеру ведения бизнеса, которую в Англии находили весьма и весьма странной. В результате над «Ивуд Парк» все-таки затрепетал индийский стяг (владельцем команды является компания Venky's), но без непосредственного участия Аль-Сайеда. Великий индийский комбинатор обратил взор на Испанию.

«Расинг» находился в состоянии надрыва. LFP обещала вот-вот произвести финансовую проверку, и «Горцев» спасало только то обстоятельство, что должны они были правительству Кантабрии, которое не хотело отправлять единственный клуб Примеры из своего региона в Сегунду. Денег не было вообще: финансы, поступившие от мадридского «Реала» за продажу Каналеса, сразу же ушли на зарплату. Поэтому кантабрийская команда сразу же ухватилась за Аль-Сайеда. К тому же выяснились трогательные обстоятельства: оказалось, что юный Ахсан с самого детства, проведенного в индийском штате Андхра-Прадеш, является горячим поклонником «Расинга». Казалось, эти большие честные индийские глаза не способны обмануть — эти глаза были похожи на незамутненный взор лирического героя Митхуна Чакраборти из легендарной киноленты «Танцор диско».

И Кантабрия поверила Ахсану Аль-Сайеду. Потому что Аль-Сайед стал символом новой надежды. Потому что не «Малагой» единой исчислялся теперь восточный капитал Примеры. Потому что «Расинг» впереди ждали большие деньги и Лига чемпионов, как и обещал Аль-Сайед (правда, Лигу чемпионов он позорно назвал Кубком УЕФА, но бывает, ошибся, чего такого). 28 января 2011 года Ахсан Аль-Сайед, получивший от болельщиков прозвище Мистер Али, стал мажоритарным акционером «Расинга».

Надо сказать, что Аль-Сайед и не думал лезть в закрома и вытаскивать оттуда 30 миллионов евро — таковой объявили сумму сделки. Он заплатил 750 тысяч евро бывшим владельцам клуба, столько же — правительству Кантабрии; и еще около 2 миллионов евро отправились в качестве налога в государственную казну Испании. Все остальные деньги, согласно подписанному договору, должны были быть выплачены в рассрочку в течение ближайших полутора лет. Гарантом сделки выступала компания Western Gulf Advisory, принадлежащая Мистеру Али и оцениваемая в гигантские 850 миллионов долларов. В Кантабрии не знали, что в отношении WGA в Австралии уже начато уголовное дело о финансовых махинациях в размере 100 миллионов долларов; что офисы компании в Бахрейне закрыты; что банк Credit Suisse начал расследование, которое затем сведет в единую точку Ахсана Аль-Сайеда, торговца оружием Аднана Хашогги и 8 миллионов евро, нажитых этими честолюбивыми людьми не самым честным способом.

На «Эль Сардинеро» нового владельца полюбили. Он не стеснялся выражать свои эмоции, размахивал розой «Расинга» прямо в VIP-ложе перед носом у президента соперничающей команды (в Испании такое поведение не принято — президент является лицом клуба и должен быть спокоен, что бы ни происходило на поле) и вообще вел себя так, словно он простой болельщик «Горцев».

«Расинг», четырнадцатая по популярности команда Испании (за нее болеет 0,8% всех саппортеров страны), тут же стал приковывать к себе внимание. Первой забила тревогу барселонская Mundo Deportivo: журналисты каталонской газеты как раз присутствовали на переговорах с катарской компанией «Аль-Джазира» относительно показа матчей Примеры на Востоке. Бахрейнское отделение «Аль-Джазиры» крайне негативно отзывалось о Мистере Али, назвав его «твистером», то бишь обманщиком.

К каталонскому расследованию подключилась мадридская Marca, центральный светоч нации во всем, что касается спорта. Пока СМИ, внутренне содрогаясь, собирали информацию, в Сантандере почувствовали неладное. Мистер Али не спешил выплачивать долги по заработной плате, и точнехонько 8 марта, видимо опасаясь гнева благоверных, к индийцу отправилась делегация самых авторитетных футболистов команды. Педро Мунитис, Гонсало Кольса, Тоньо, Фабио Кольторти, Кристиан Фернандес и Ману Арана — суровые парни, а Мунитис в беседе использовал непечатные выражения. Дабы не накалять ситуацию, Аль-Сайед выплатил игрокам небольшую часть заработной платы, пообещав к 23 марта выплатить оставшийся 1 миллион 700 тысяч евро. Это обещание не было исполнено. 9 апреля тренер расингистас Марселино публично попросил Мистера Али разобраться с ситуацией по зарплате. Аль-Сайед назначил крайний срок выплаты — 19 апреля, но и это обещание не было выполнено.

Снежный ком уже катился с Кантабрийских гор, набрав огромную скорость и грозя бесславно задавить владельца «Расинга». 21 числа Agenda Tributaria (что-то вроде налогового бюро в Испании) потребовала у сантандерской команды выплаты части суммы — не забываем, что индиец обещал полностью расплатиться в рассрочку. Но Аль-Сайед медлил.

26 апреля результаты совместного расследования обнародовали Marca и Mundo Deportivo. Они шокировали всю Испанию: оказывается, Аль-Сайед и не думал выплачивать деньги! Коварный план заключался в последующей продаже «Расинга» королевской семье Бахрейна. Мистер Али намеревался вложить в клуб примерно 3-4 миллиона евро, а потом продать его за 20-25 миллионов вместе с 15-миллионным долгом.

Операция по продаже была запланирована великим комбинатором на б марта, когда «Расинг» на своем домашнем стадионе «Эль Сардинеро» принимал мадридский «Реал». Представителей королевской семьи Бахрейна предполагалось пригласить в VIP-ложу и оформить сделку после игры. Но неспокойная обстановка в Персидском заливе помещала вылету бахрейнской делегации и сорвала планы Ахсана Аль-Сайеда.

Третьим «шейховским», как говорят в Испании, клубом, стал «Хетафе» — команда из одноименного мадридского «спальника». Ее владельцем стала компания из ОАЭ, называющаяся Royal Emirates Group. О сотрудничестве и его плодах говорить пока еще рано, так как REG полноценно вступит в большую финансовую и спортивную игру с 1 июля 2012 года. Но обещания пока типичные, как говорится, «шейховские»: мы выведем клуб на новый уровень, мы будем играть в Лиге чемпионов, мы составим конкуренцию «Барселоне» и «Реалу».

Испанские СМИ много писали об этой сделке и о странностях, с ней связанных. Например, почему именно «Хета», клуб, который никогда и ни у кого не вызывал повышенного интереса, даже в своем родном городе? Почему «шейхи» не приобрели какую-нибудь команду, стоимость коей приблизительно равна цене синих, но рангом повыше и пользующуюся большей популярностью у населения? Неизвестно.


Большая распродажа

Финансовая же несостоятельность остальных испанских команд настолько пугала потенциальных инвесторов, что семь клубов начали чемпионат 2011-12 гг. вообще без титульных спонсоров: «Севилья», «Райо Вальекано», «Осасуна», «Атлетико», «Сарагоса», «Валенсия» и «Вильярреал». И ведь это не последние клубы страны! «Валенсия» — третья команда в исторической классификации всех испанских клубов; «Сарагоса» выигрывала Кубок кубков; «Атлетико» имеет множество титулов и неоднократно оспаривал первенство «Реала» и «Барселоны»; «Вильярреал» совсем недавно гремел в Европе, доходя до полуфинала Лиги чемпионов, так же как и «Севилья», побеждавшая в Суперкубке Европы. Если никто не верит в подъем команд с такой историей, то что же делать всем остальным, маленьким и нетитулованным?

«Валенсия», в итоге оказавшись на грани банкротства, заморозила строительство своего нового стадиона «Ноу Месталья». «Летучие мыши» с трудом отдавали долги, продавая лидеров клуба. В 2009 году защитник Рауль Альбиоль отправился в мадридский «Реал» в обмен на 15 миллионов евро, составлявших сумму его клаузулы. «Валенсия» знала об интересе «Сливочных» к своему оборонцу, но специально не предлагала ему пролонгировать контракт, так как казна команды из Турии была совершенно пустой. В 2010 году нападающий Давид Вилья стал игроком «Барселоны». «Летучие мыши» получили за эту сделку 40 миллионов евро, хотя еще в 2008 году, сразу после чемпионата Европы, отказались продавать своего культового голеадора в «Реал» за 60 миллионов евро. Английский «Манчестер Сити» заплатил за креативного полузащитника около 30 миллионов, и «Валенсия» выжидала до последнего, надеясь на более выгодные предложения «Реала» и «Барселоны». Их не последовало, и «Китаец» отправился к английским «шейхам».

Денег все равно не хватало, и летом 2011 года лучший клуб из Валенсийского автономного сообщества дал зеленый свет на исходящий трансфер своего нового лидера, универсального аттакера Хуана Мануэля Мату. Он укатил в «Челси» к Роману Абрамовичу, а «Валенсия» получила около 27 миллионов евро.

В то же время, как большой клуб, который должен выигрывать титулы или хотя бы обозначать свою заинтересованность в завоевании оных, «Летучие мыши» все равно вынуждены усиливать состав, покупая игроков. А это — снова долги, и круг, вроде бы уже замкнувшись, снова отмыкается. Летом 2011 года за продажу игроков команда выручила 33 миллиона евро, но новички (Адиль Рами, Пабло Пьятти, Серхио Каналес, Даниэль Парехо и другие, в сумме — восемь футболистов) обошлись в 34 миллиона. Таким образом, даже продаяса лидеров не приближает «Валенсию» к выплате долга. Клуб продолжает оставаться должником.

Скоро, в 2013 году, вступят в силу права финансового фейр-плей, разработанного УЕФА. Ведущая футбольная европейская организация требует прозрачности бюджетов и вносит новое правило: клуб должен зарабатывать больше, чем тратить. Президент «Барселоны» Сандро Росель планирует включить в Устав синегранатовых требование не закрывать финансовый год в том случае, если клуб закончил его не с плюсом. Это сложное решение, могущее послужить примером для всех остальных. УЕФА больше не хочет видеть и искусственно создаваемые клубы, живущие на капиталы частных владельцев, которые могут потратить сколько угодно денег, и им будет наплевать, находится ли команда в финансовом плюсе или минусе. То есть УЕФА резко против «Романов Абрамовичей» и катарских шейхов, даже если последние представляют королевскую семью. Более того, Мишель Платини сказал, что Дисциплинарный комитет, призванный следить за условиями соблюдения финансового фейр-плей, является независимым органом (суть: «Реал» и «Леванте» в случае нарушений понесут идентичное наказание) и начнет применять санкции с 2015 года, исключая из еврокубков клубы-должники. Все это, конечно, звучит красиво, но ведь все мы помним историю с «Мальоркой», когда Мишель Платини ясно продемонстрировал, что его организация вполне может вести и политику двойных стандартов. Впрочем, введение фейр-плей — революционная метода, и вполне вероятно, что кто-то из больших европейских клубов будет выбран в качестве козла отпущения — чтобы другие боялись.

В августе 2011 года AFE (профсоюз испанских футболистов) объявил забастовку, затянувшуюся до конца месяца, в результате чего в Примере и Сегунде не был сыгран первый тур. AFE вел с LFP утомительные многочасовые переговоры. Закончили на том, что LFP согласилась выплачивать определенную страховочную сумму в том случае, если клуб обанкротится, а вместе эти организации должны создать единый финансовый гарантийный фонд заработных выплат. Работы, в общем, предстоит еще много.

С сезона 2011-12 гг. LFP начнет зарабатывать на продажах телетрансляций еще больше. Матчи каждого тура теперь растянуты на три дня — этот эксперимент провели еще в прошлом сезоне — и разбиты по времени. Да, иногда клубы играют и в 12 часов дня, зато игры редко проходят параллельно, следовательно телезрители смогут увидеть больше испанских матчей в прямом эфире.

Камень преткновения — доходы от продажи телевизионных прав. Хосе Мария дель Нидо, президент «Севильи», в сентябре решил организовать группу G-18, которая включила бы в себя все клубы Примеры, кроме «Барселоны» и «Реала», и должна была большинством голосов решить вопрос о равном распределении доходов с продажи телевизионных прав между всеми клубами элитного испанского дивизиона. Два испанских гранда в ответ выступили единым фронтом. Мадридский «Реал» выразил свое крайнее недовольство действиями дель Нидо, а «Барселона» прямо указала на нелегитимность создаваемой организации. Оба гранда намекнули, что вообще-то смогут просуществовать и без LFP, создав лигу на собственных условиях, и это еще большой вопрос, какая лига будет популярней — Примера LFP без «Барсы» и «Реала» или гипотетическая лига «Сливочных» и сине-гранатовых. Понимая, что никакой это не вопрос, а вернее вопрос, ответ на который известен заранее, LFP поддержала позицию двух великих испанских клубов.

А пока пиренейские команды, обласканные прессой и увешанные титулами, продолжают вести битву за финансовое выживание, продолжают искать инвесторов, продолжают приглашать титульных спонсоров, продолжают делать все, чтобы футболисты хотя бы более-менее регулярно получали заработную плату.

Они кажутся суперкомандами, имеющими все, но это лишь блеск внешней оболочки.

На самом деле они ведут тяжелейшую борьбу за существование. И выживают пока лишь те, кто силен исторически, — хищники с сине-гранатовой и сливочной шерстью, а из остальных финансовую состоятельность демонстрируют лишь команды «шейхов». И то далеко не все. Привет «Расингу». И Ахсану Аль-Сайеду — тоже привет.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт янв 31, 2013 22:28

Война СМИ

Считывая в какой-либо новости про Примеру нейтральную надпись «Источник: Marca» или «Источник: Sport», мы не задумываемся над тем, сколь много этот самый источник может значить. Пресса, пишущая о футболе, обладает в Испании огромным авторитетом и огромной же властью. Она может уничтожить репутацию тренера или футболиста — так же, как и возвысить героя репортажа над всеми остальными.


Кулик и болото

Практически каждая газета (или журнал) ориентирована на ту местность, на футбольную команду той провинции, в которой, собственно, и выходит в тираж. Соблюдая в первую очередь интересы местного, «своего» клуба, СМИ зачастую принижают достижения остальных.

Например, галисийский DxT Campeon вообще редко заглядывает за границы Ла-Коруньи: подобный регионализм свойственен и кантабрийским, наваррским или баскским изданиям. То есть они, конечно, повествуют о футболе, пишут о каждом матче Примеры, но лишь постольку поскольку, основной контент идет в угоду любимому клубу. Вообще, для многих региональных изданий характерна такая первая страница: дела местной футбольной команды плюс общие спортивные дела в провинции. Валенсийская Superdeporte («Суперспорт») поступает именно таким образом.

В Испании правит бал «большая четверка»: мадридские Marca («Заметка», «Отметка»), As («Эксперт»), а также барселонские Mundo Deportivo («Спортивный мир») и Sport. Характерной чертой всех этих изданий являются отличный штат журналистов, оперативность, большое количество материалов, эксклюзивный контент. Тем не менее ни Marca, ни As, ни Mundo Deportivo, ни Sport никуда не могут деться от собственных футбольных пристрастий.

Marca — самая-самая-самая, континентальный лидер и как печатное СМИ, и как интернет-ресурс. По количеству специальных наград с «Маркой» в Европе может сравниться только давний партнер (издания выпускает один холдинг) — итальянская Gazzetta dello Sport. «Марка» делает упор на футбол, что естественно вообще для любой испанской газеты, и выходит большим тиражом каждый день. Кроме ежедневных выпусков, она публикует и специальные издания — например, к началу сезона со всеми составами и статистикой команд; или спецвыпуск к El Clasico; отдельные тиражи, посвященные крупнейшим футбольным событиям, таким как чемпионат мира или чемпионат Европы. «Марка» — самая читабельная газета Испании, причем вообще среди всех изданий, в том числе и политических.

Она была основана в 1938 году в Сан-Себастьяне, но вскоре переехала в Мадрид. Уникальность «Марки» заключается в том, что она стала первой, кто старался уйти от регионализма и охватывать события, происходящие во всей Испании, а не в определенном автономном сообществе. То есть она стала первым печатным продуктом, ориентированным на все события в стране без привязки к какому-либо региону, действительно спортивной газетой общенационального масштаба.

«Марка» вручает несколько престижнейших премий. «Трофео Пичичи» получают лучшие бомбардиры двух первых дивизионов — Примеры и Сегунды. Малопропускающим голкиперам, опять же представляющим оба дивизиона, курируемых LFP, вручается «Трофео Самора». Этот приз получает вратарь с определенными показателями: он должен иметь лучший в дивизионе так называемый «коэффициент непробиваемости» (пропущенные голы делятся на количество сыгранных матчей) и появиться на поле как минимум в двадцати восьми играх чемпионата. «Трофео Сарра» поддерживает «отечественного производителя», и его обладателями становятся лучшие бомбардиры Примеры и Сегунды, но только испанцы по национальности. «Трофео Гуручета» получают лучшие, по мнению читателей, судьи Примеры и Сегунды. Обладателей «Трофео Мигель Муньос» (лучшие тренеры Примеры и Сегунды) тоже определяют читательским голосованием, так же и того игрока, который получит «Трофео Альфредо ди Стефано» — приз лучшему футболисту Примеры.

В то же время «Марке» часто ставят «на вид» промадридскую направленность. Редакция газеты долгое время располагалась прямо напротив стадиона «Сантьяго Бернабеу», и, чтобы попасть на матч «Реала», журналистам следовало только перейти дорогу и показать на входе аккредитацию. Неудивительно, что при данных обстоятельствах о «Реале» печаталось огромное количество всяческих материалов. Сама «Марка» старается сохранять хорошую мину и говорить о своей нейтральной позиции, но нет-нет да что-нибудь «сливочное» все-таки проскакивает. Например, в сезоне 2010-11 гг. форварду «Реала», португальцу Криштиану Роналду, газета приписала один лишний гол, в результате чего его показатели в бомбардирской гонке разнились в «Марке» и в прессе всего остального мира. Ну а что делать? «Трофео Пичичи» вручает именно «Марка», и голы подсчитывает тоже она. Скандала не получилось, так как футболист «Реала» на несколько мячей опередил Лионеля Месси из «Барселоны». И даже трудно представить, что началось бы, если бы несуществующий гол Криштиану Роналду повлиял на итоговые результаты «Трофео Пичичи». Да каталонская пресса просто встала бы на дыбы!

«Спорт» и «Мундо Депортиво» — издания, базирующиеся в Барселоне, и на их шапках практически всегда находится какая-нибудь главная новость дня, касающаяся «Барсы». Пишут они, конечно, и обо всем остальном, но клуб в синегранатовых майках всегда играет главенствующую роль. Новости, касающиеся мадридского «Реала», помещаются на шапках в исключительных случаях и звучат обычно так: «Мадридский клуб проигрывает домашний матч Хихону!», «На Жозе Моуриньо напали в Ла-Корунье!», «Реал» снова не проходит стадию 1/8 финала в Лиге чемпионов!»... Тем не менее это ни в коем случае не желтушные издания, а серьезная пресса, просто она по-своему ориентирована.


Убедительная сила искусства

И в «Спорте», и в «Мундо Депортиво» работают карикатуристы, и их странички являются чрезвычайно посещаемыми. Высмеивают все — и «Барсу», кстати, тоже не особенно жайеют, хотя на орехи, конечно, в первую очередь достается мадридскому «Реалу». Когда Криштиану Роналду осенью 2011 года заявил, что его освистывают только потому, что ему завидует весь мир, так как он богатый, красивый и великолепный футболист, то для карикатуристов развернулись небеса и наступил рай на Земле. Фраза португальца нещадно эксплуатировалась, и не только каталонскими изданиями. Во всей Испании стало хорошей шуткой отвечать на что-либо фразой: «Я не слишком богат и не слишком красив». Например, даже в бытовой ситуации жена может спросить мужа: «Почему ты не помыл посуду?» — и, получив ответ: «Я не слишком богат и не слишком красив для этого», рассмеяться над шуткой.

Карикатура тоже может служить оружием. Это доказали барселонские газеты, окончательно затравив Жозе Моуриньо во время его первого сезона в мадридском «Реале». Надо сказать, что португальский тренер допускал множество нетактичных замечаний, часто вел себя вызывающе, что в среде испанских «мистеров» не принято. Дело доходило даже до прямых оскорблений. Уважаемый в Испании Мануэль Пресиадо, возглавлявший хихонский «Спортинг», подвергся на автомобильной стоянке давлению со стороны помощника Моуриньо, который кричал в сторону Пресиадо недвусмысленное: «В Сегунду! В Сегунду!»

Месть «Хихона» была страшна. Он стал первой командой, сумевшей обыграть клуб Моуриньо на его поле впервые за девять лет. Начиная с 23 февраля 2002 года подопечные Моу («Порту», «Челси», «Интер», «Реал») никогда не уступали в домашних поединках в матчах национального первенства. Впечатляющая серия, включавшая в себя ровно сто пятьдесят поединков, оборвалась 2 апреля 2011 года сенсационным домашним поражением 0:1 от хихонского «Спортинга».

В Испании поведение португальского тренера подвергалось всеобщей обструкции, a Mundo Deportivo и Sport размещали карикатуры, в которых Моуриньо представал эдаким плаксой — пародия на его вечные жалобы после любого поражения. В том, чтобы сделать из португальца клоуна, всеобщее посмешище, были заинтересованы все, так как в Испании португалец не сумел обрести друзей и, даже более того, скорее приобрел новых врагов.

Однажды выработанный имидж тебе либо помогает, либо уничтожает. Хосеп Гвардиола, который проводит самые скучные пресс-конференции в мире и всегда говорит только штампами, подчеркнуто уважительно отзывается о каждом сопернике каталонского клуба. Получается, что «Барсу» нет особой нужды ненавидеть. Конечно, она сильная команда, и каждому будет приятно ее обыграть, но злости по отношению к «Барселоне» никто не испытывает — она всегда корректна. Моуриньо же, за свои чрезвычайно резкие высказывания уже названного в Испании «чемпионом мира по пресс-конференциям», не любит каждый, кто не является болельщиком футбольного клуба «Реал». Каталонская пресса придумала Mou-Neco — плачущую куклу, в чертах которой явно угадывался Жозе Моуриньо, стенающую после каждой неудачи «Сливочных».

Каталонская пресса не впервые производила массированную атаку карикатурами — в свое время она сживала со свету (и с тренерского кресла в «Барсе») голландца Луи ван Гаала. Ван Гаалу по прибытии в Каталонию сразу же ясно дали понять, что с местной прессой шутки плохи — она изначальный друг, и просто с ней следует быть вежливым. Но ван Гаал, человек сурового нрава, не обращал никакого внимания на журналистов, и они его невзлюбили — так же, как невзлюбили его слишком академичную «Барселону». «БарсАякс» — таким образом окрестили каталонские СМИ команду ван Гаала. Сам он, естественно, появлялся в карикатурах в наименее выгодном свете.

Если же мы вообще будем рассматривать влияние юмора на испанский футбол, то тут, безусловно, следует выделить юмористическое шоу «Краковия», выходящее по понедельникам и остро реагирующее на все, что происходит в испанском футболе. «Краковия» впервые появилась на каталонском канале TV3, после чего разделилась на две группы — для вещаний на Каталонию и Мадрид. «Краковия», имеющая высочайшие рейтинги просмотра, высмеивает все: каталонский национализм и мадридский пафос, гламурного Криштиану Роналду и деревенщину Пуйоля, осторожного Гвардиолу и Жозе Моуриньо, тренирующегося проводить пресс-конференции и заявляющего нечто вроде: «Мы отстаем от «Барсы» на два очка? Два?! Это даже меньше списка моих лучших друзей!»

Еще одна черта «Краковии» — музыкальные номера, превращающиеся в целые шоу. Один из этих роликов вызвал крайнее недовольство хунты мадридского «Реала». «Краковия» весной, когда испанским грандам предстоял ряд решающих поединков между собой (так называемая «Суперсерия-2011», включающая в себя четыре «Эль Класико»: один — в чемпионате Испании, один — в финале Копа дель Рей, два — в полуфинале Лиги чемпионов) сделала следующий номер. Это была пародия на песню «Go West» британской группы Pet Shop Boys (на самом деле Pet Shop Boys написали кавер-версию на одноименную композицию американской дискогруппы Village People), которая в варианте «Краковии» носила название «Мои, res!» («Моу, обломайся!»). В видеоклипе футболисты и тренеры «Барселоны» уверяли, что возьмут все оставшиеся титулы в сезоне.

В итоге «Барса» выиграла национальный чемпионат; победила в Лиге чемпионов, выбив оттуда «Реал», и уступила только в финале Кубка Испании, проиграв «Сливочным» в дополнительное время. Болельщики «Реала» обвинили «Краковию» в давлении — песню «Mou, res!» впоследствии распевали саппортеры многих команд, которым предстояло встречаться со «Сливочными».


Теория большого заговора

Особенно вскипает по поводу «Краковии» мадридский As — издание, стремящееся подражать «Марке», но не могущее скрыть сливочную футболку, надетую под майку сборной Испании. С As связан крупнейший скандал в испанской прессе за все последнее время — так называемое «вильярато».

Ввел неологизм 61-летний Альфредо Реланьо, главный редактор мадридской газеты As. «Вильярато» — производное от фамилии баска Анхеля Марии Вильяра, президента испанской Королевской федерации футбола (RFEF), вице-президента ФИФА и третьего вице-президента УЕФА. «Вильярато» — это, по мнению Реланьо, феномен современного испанского футбола, тесно связанный с судейскими скандалами, системой финансовых откатов и тотальным воздвижением на пьедестал «Барсы» — в ущерб, естественно, мадридскому «Реалу». В Испании термин «вильярато» прижился, но отношение к самому Реланьо, как и к его газете, весьма и весьма неоднозначное. Давайте посмотрим, что пишет сам Альфредо Реланьо о делах, происходящих в испанском футболе.



«Хочу начать с того, что когда я говорю «вильярато», то автоматически не подразумеваю под этим термином «Барсу». Все гораздо глубже.


Знаете, почему «Красная фурия» никогда не играла в Сарагосе? Ну или играла один или два раза за последние двадцать пять лет? Потому что Арагонская Федерация никогда не голосовала за Вильяра. Это так же верно, как и то, что в офисах RFEF Кубок мира был выставлен через два часа после победы сборной Испании в ЮАР. Сфотографироваться могли все желающие. И никого не предупредили о том, что это была реплика, подделка.


Регламент проведения соревнований, который и регулирует наш футбол, написан в столь древние времена и столь неразборчивым почерком, что статьи в нем противоречат одна другой и рассматривать инциденты можно как угодно.


Я хочу, чтобы вы поняли одно. Вильяр не изобретал «вильярато». Это техника власть имущих, которые своими действиями всеми путями стараются удержаться на вершине.


Один из главных рычагов управления — арбитраж. Вильяру подчиняются Санчес Арминио и Диас Вега, возглавляющие Судейский комитет RFEF, и их решение является необратимым. Я далек от того, чтобы критиковать арбитров. Они многое должны вынести, в конце концов. Но не будем забывать о том, что судьи прежде всего — люди. Люди, на дальнейшую карьеру которых могут повлиять власть имущие. Только Вильяр решает, кто из арбитров получит международную категорию. Только Вильяр может направить испанскую бригаду судей на пару «товаров» в Японию, после которых можно будет не работать целый год — денег хватит. Только Вильяр может послать особо приближенного судью в Катар, и я промолчу о гонораре арбитра.


Понимаете, искусство футбольного арбитража превращается в определенную систему. Главный арбитр принимает самое непосредственное участие в выявлении победителей больших матчей, El Clasico, Лиги чемпионов, чемпионата мира... Вы видели, чтобы хоть кто-нибудь из арбитров допустил ошибку в пользу соперников сборных Бразилии, Германии, Италии на мировых первенствах? Да если это и случалось, то лишь в матчах против хозяев мундиаля. Можно вспомнить, как засудили немцев против Англии в 1966 году, но англичане были хозяевами поля. Италию «убили» на ЧМ-2002, но опять же — в игре против хозяев.


Мы никогда не были любимчиками международных арбитров. Вспомним хотя бы инцидент с Тасотти в 1994 году или отвратительное судейство с двумя нашими не засчитанными голами в игре против корейцев на азиатском мундиале.


Но ведь наступало время и нашего чемпионата мира. Это был 1982 год, и нас бы тащили по сетке до конца, если б «Фурия» не была настолько слабой. В итоге в финале должны были играть Бразилия и Италия. И они там играли. Наш арбитр Ламо Кастильо предусмотрительно уничтожил сильную сборную Советского Союза в матче против Бразилии. Италия скандально победила Аргентину, потому что итальянец Джентиле едва не расчленил на поле Марадону. Знаете почему? Потому что Хулио Грондона, держащий в ежовых рукавицах аргентинский футбол, в те давние времена еще не был вице-президентом ФИФА.


Можно сказать «засудили», можно назвать это наукой, или кустарным промыслом, или цинизмом, но дела обстоят так: вес имеют те, кто имеет его наверху, среди чиновников УЕФА и ФИФА. И ведь нет никакой конспирации! Все всё понимают. Сам футбол дает возможность ненавязчиво вмешаться в игру. В каждом матче существуют два-три спорных эпизода, и следует лишь трактовать эти эпизоды в пользу одной из команд, вот и все. И они, судьи, это делают хорошо, поверьте. Они же международные арбитры, обслуживающие массу престижных соревнований. Эти люди по двадцать лет совершенствуют свое мастерство.


Лучший пример «вильярато» на клубном уровне — «Барса». За последние пятьдесят лет в футболе вообще никого не тянули так, как каталонскую команду.


Я смотрю футбол половину века и, если мне кто-нибудь укажет команду, к которой судьи благоволят сильнее, чем к «Барсе», я буду ему благодарен.


В 2000 году она еще продолжала отмечать свое столетие, и в рамки чествований совершенно не вписывался матч против «Атлетико» в Копа дель Рей. «Барса» отпустила нескольких футболистов в национальные сборные и, предусмотрительно переместив игру кантеры на тот же день, вышла на матч против «Атлетико»... вдесятером.


Хосеп Гвардиола, достойный капитан, пожал руку Санти Денья, тоже достойному капитану, и команды отправились по раздевалкам. Потому что играть вдесятером «Барса» не могла согласно футбольным правилам.


Команду исключили из розыгрыша Национального Кубка сроком на один год, но летом Вильяр простил «блаугранас» — Каталонская Федерация обеспечила ему победу на выборах.


Или возьмем 2003 год. «Барса» хотела играть во вторник, но не могла, так как тогда на поле не вышел бы Роналдиньо — согласно правилам, футболист не может играть два официальных матча через день, а бразилец уже сыграл за национал. Решение пришло просто: матч назначили ночью, в 00:05 среды. «Севилья» даже пикнуть не смела.


Все помнят голову поросенка, выброшенную на «Камп Ноу» и нацеленную в Луиша Фигу? Диктор стадиона перед объявлением фамилии португальца выдержал грандиозную театральную паузу, чтобы зрители смогли выплеснуть всю ненависть к Фигу. За вопиющие нарушения неадекватной публики стадиону «Барсы» грозила дисквалификация. Но Барселона уже на следующий день силовым решением внесла поправку в статью 118 о регламенте соревнований, заставив унижаться перед собой сам УЕФА. А что мог сделать УЕФА? У них была апелляция, отправленная «Мадридом», но «Барса» только пожала плечами, ведь в регламенте уже ничего не было сказано о дисквалификации стадионов!


Когда сборной руководил Луис Арагонес, то он назначил как-то «товар» в Исландии. Это решение никому не понравилось. «Барсе» через четыре дня предстоял матч на Суперкубок против «Эспаньола», и она решила не отпускать Хави и Пуйоля в расположение национальной команды.


Официально было заявлено, что футболисты получили повреждения на тренировке. Для таких случаев регламент постановляет следующее: если игрок отозван из национальной сборной по причине травмы, то он не может играть за свой клуб в течение пяти ближайших дней.


Но «Барса» выше всех этих правил.


Конечно же, Пуйоль и Хави сыграли в Суперкубке.


Конечно же, «Эспаньол» подал апелляцию.


Конечно же, дело было похоронено в бездонном мусорном ведре Федерации.


Финал Кубка-2004 должен был проходить в Барселоне. На решающую схватку выходили «Мадрид» и «Сарагоса». «Галактикос» считался явным фаворитом финала, но «Барса» не могла позволить, чтобы гимн «Сливочных» был сыгран на «Камп Ноу». Для нее это стало бы осквернением своего алтаря. Придумав мифический косметический ремонт на своем стадионе, каталонцы добились переноса финала на стадион «Монтжуик», который меньше «Камп Ноу», и гораздо хуже по инфраструктуре.


В финале, кстати, победу праздновала «Сарагосц».


В первенстве Примеры 2010-11 гг. вышел казус с забастовкой авиадиспетчеров, и в течение двух дней команды перемещались на автобусах. «Барса» решила доехать на скоростном поезде до Сарагосы и оттуда автобусом выехать в Памплону, где у нее был запланирован матч против «Осасуны». «Барса» всегда приезжает в день матча, но в тот раз она почти опоздала. Формально каталонский автобус подъехал к стадиону «Рейно де Наварра» ровно в 20:00, когда должен был раздаться стартовый судейский свисток. Нарушения регламента, конечно же, не было. Вежливая «Осасуна» позволила приезжим звездам провести полноценную разминку.


И «Барса» в итоге уехала домой с тремя очками в кармане.


«Мадрид» поддерживал на выборах в RFEF Херардо Гонсалеса, основного соперника Вильяра. Флорентино, который думал, что все контролирует, на самом деле не контролировал ничего. Все президенты «Барсы» всегда голосовали за Вильяра.


Арбитр Родригес Сантьяго, засчитавший гол Месси рукой в ворота «Эспаньола», уще на следующий день был представлен как главный судья финала Копа дель Рей. За заслуги перед отечеством и «Барсой»?


Судья Мехуто Гонсалес назначил пенальти в ворота «Атлетико» в матче против сине-гранатовых. Все бы хорошо, но нарушение имело место быть за пределами штрафной площадки. В тот же год Мехуто был выбран Вильяром как испанский судья на мундиале. Правда, чемпионат мира арбитру все равно не пришлось судить — он не прошел аттестацию ФИФА из-за проблем с лишним весом.


Много лет назад я видел, как судья Гуручета назначил на «Камп Ноу» пенальти в ворота хозяев в матче «Барса» — «Мадрид». Это было в 1969 году. Нарушение тоже произошло за пределами штрафной площадки. Матч прервался по причине накаленной атмосферы и протестов публики. Гуручету дисквалифицировали пожизненно, но через шесть месяцев сняли обвинения и позволили работать дальше.


Его с тех пор ни разу не назначали главным арбитром в играх «Барсы».


Тристан Олива, поставивший решающий пенальти в матче «Мадрида» против «Валенсии» (в пользу «Сливочных») следующий сезон начал региональным судьей. Дауден Ибаньес, засчитавший спорный гол «Мадрида» в игре против «Атлетико», в тот же год потерял международную лицензию арбитра.


Из нынешних арбитров на систему работает Итурраль-де Гонсалес. «Мадрид» при нем больше проигрывает, чем выигрывает, а «Барса» — наоборот. Вспомним 5:0 на «Камп Ноу» в 2010 году. При счете 2:0 в пользу «Барсы» Итурральде мог назначить пенальти в ворота хозяев, и игра, возможно, приняла бы совсем иной характер.


Но Итурральде приказал Криштиану подниматься с газона.


Кто назначает арбитров на матчи? Триумвират. Федерация устами Санчеса Арминио, верного слуги Вильяра. Ла Лига, где главный человек Пуэнтес Лейра хочет лишь одного — чтобы Вильяр не сместил его с занимаемой должности. И Лопес Ньето, член арбитражного совета, бывший судья, тесно связанный с «Барсой», так как она его чаще всего приглашала на свой августовский Кубок Жоана Гампера.


Вильяр имеет огромное влияние в ФИФА и УЕФА, не забывая про любимую «Барсу». Жоан Гаспар, бывший президент «Барселоны», заведует в УЕФА так называемой комиссией соревнований. Другой бывший барселонский президент, Жоан Лапорта, возглавляет стратегический совет профессионального футбола.


У «Мадрида» в ФИФА и УЕФА нет своих людей.


Более того, столичная команда до самого конца оставалась в G-14, мятежной организации больших клубов, враждовавших с УЕФА.


«Барса» тоже там состояла, но встала на сторону УЕФА, едва почуяв ветер перемен.


Мишель Платини, главный человек в европейском футболе, выступает против больших денег и идеализирует кантеру. Он критиковал подписание Криштиану Роналду за огромную сумму — так же, как он критиковал линию Абрамовича. Платини решил ввести принцип финансового фейр-плей, чтобы избежать прогрессивного вмешательства миллиардеров в футбол. Это, по словам Платини, лишь портит соревновательный принцип.


По всем своим параметрам, идеалам и мировоззрению «Барса» является излюбленным клубом для УЕФА. «Мадрид» же клуб подозрительный. Такой же враг системы, как «Челси». Однажды «Челси» проскользнул до московского финала, где проиграл. Во всех остальных случаях УЕФА сжигал лондонцев заживо, и наиболее часто и наиболее показательно это делала карающая длань — «Барса». Она является полной противоположностью «Челси» и противостоит ему так, как добро противостоит злу. Любимица УЕФА, специально вытаскиваемая во время жеребьевки горячим шаром, она показательно наказывала Абрамовича. Показательно действовали и арбитры. Показательно, понимаете? Чтобы знали.


Пусть вас не смущает, что «Барсу» судят в европейских соревнованиях хорошо, а «Мадрид» — плохо. «Барса» держит паруса по ветру. И если Хосеп Гвардиола выражает смущение по поводу того, что его команду будет судить португальский арбитр, то португальского арбитра уберут. Если Моуриньо делает подобные заявления, то его дисквалифицируют.


Не обманывайтесь, я не хочу обвинять «Барсу». «Барса» делает то же самое, что когда-то успешно делал «Мадрид». Но «Мадрид» сейчас не в фаворе, и самое грустное, что Флорентино этого не понимает. В мире футбола действуют определенные правила, от которых Флорентино уже далек.


Я честно говорю о «вильярато», так же как и честно признаюсь в том, что игра «Барсы» — это самое лучшее, что я когда-либо видел в жизни, хотя это и не единственный способ хорошо играть в футбол. Но поймите, я никогда не видел, чтобы команда.играла в год тридцать или сорок великолепных матчей и делала это три сезона подряд!


А дело по допингу так и не доследовали...


Гвардиола должен быть примером для всех тренеров. Это верно.


Кантера «Барсы» самая великая футбольная академия на сегодняшний день. Это тоже верно.


Делегации «Барсы» всегда ведут себя с демонстративным уважением и подчеркнуто вежливо.


Хави и Пуйоль, Иньеста и Пике — парни, которые восхищают, и ими гордимся все мы.


И Виктор Вальдес большой голкипер, которому не повезло лишь в одном — он соперничает с Касильясом.


И Месси самый настоящий гений, у которого нет рамок мастерства и нет пределов возможностей.


Но главное умение «Барсы» все же заключается в том, что она улавливает суть современного футбола и, как я уже писал, держит паруса по ветру.


В результате эта команда получает то комфортное судейство, о котором не может и мечтать ее соперник.


Многие скажут, что у «Мадрида» раньше тоже была благосклонность арбитров, ныне утраченная. Но моя теория «вильярато» состоит в том, что не следует оправдываться необходимостью компенсировать историческую несправедливость.


Мне нравится футбол, и я не говорю, что в игре абсолютно все решается со стороны.


Но те необходимые для итоговой победы тонкие моменты всегда трактуются в пользу «Барсы».


Все эти мысли Альфредо Реланьо вызвали в Испании очередной всплеск войны прессы, в которой с одной стороны участвовал мадридский As, с другой — каталонские Sport и Mundo Deportivo. Marca не вмешивалась: она использовала неологизм «вильярато» в своих работах, но относилась к нему сугубо нейтрально.

А так, конечно, все большие издания продолжают соперничать друг с другом.

Для того чтобы знать, кто на чьей стороне, достаточно просто прочитать шапки центральных испанских СМИ. Например, отправимся в весну 2011 года, когда мадридский «Реал» обыграл «Барсу» в финале Копа дель Рей. Вот что сообщали об этом главные газеты:



Marca: «Первая Копа дель Рей для Мадрида за почти два десятилетия!»


As: «Мадрид! Мадрид! Мадрид!»


Sport: «Судейские ошибки повлияли на итоговый результат финала»


Mundo Deportivo: «Барселона» подпишет Алексиса Санчеса?»


Как видим, каждый имеет свой собственный взгляд. На команды, да и на футбол в целом. Война продолжается.


THE END
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 5 гостей