история Челси

Люди, события, эпохи...
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Re: история Челси

Сообщение Papa » Пт авг 09, 2013 21:21

3 легенды - 598 голов. (Керри Диксон - 193, Фрэнк Лэмпард - 203, Бобби Тэмблинг - 202)
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт сен 06, 2013 16:00

Chelsea: Путь к успеху.


полутарачасовый фильм
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт апр 25, 2014 18:19

1988/89

99 очков, или Дорога в высший дивизион


В этот день 25 лет назад, 22 апреля 1989 года, «Челси» стал чемпионом Второго Дивизиона. Попадание в высший дивизион было достигнуто благодаря огромному количеству голов и набранных очков.

Чтобы отметить юбилей, официальный сайт «Челси» на этой неделе рассказывает историю сезона 1988/89 и разговаривает с Бобби Кемпбеллом и ключевыми игроками того сезона.

Это просто факт, что клубу не следовало бы быть в такой ситуации, что еще сезоном ранее на успех, скорее, рассчитывали, чем надеялись, что сезон во Втором Дивизионе 1988/89 контрастировал с другими сезонами того же десятилетия. Однако эта история важна для истории развития ФК «Челси» в целом, и ее трудно переоценить.

В течение пяти сезонов после худшего сезона в истории клуба происходило, если говорить о выступлениях в чемпионате, замечательное второе рождение, которое началось благодаря умной трансферной политике обожаемого тренера Джона Нила, в «эру Диксона, Спиди и Невина» «синие» радовали болельщиков «Челси», поскольку они позволили клубу подняться в более высокий дивизион после пяти лет в низшей лиге.

Два раза они финишировали шестыми в высшем дивизионе, а затем в конце того второго сезона результаты стали ухудшаться, теперь командой руководил бывший игрок и играющий тренер Джон Холлинс, он принял бразды правления из-за болезни Нила.

К сезону 1986/87 гайки ослабли, а в следующем году слетели совсем, хотя на первый взгляд трудно было понять, почему. В команде было много классных игроков, многие были все те же, что боролись за титул лиги два года назад.

В какой-то степени вылет в низший дивизион тоже казался несправедливым, «Челси» стал четвертым с конца, но это было время перемен в английском футболе, и количество команд в Первом Дивизионе было сокращено с 22 до 20. Нам пришлось провести матчи плей-офф за выживание/попадание в высший дивизион с «Мидлсбро», который на тот момент переживал период относительного успеха во втором дивизионе, но «синие», чья уверенность пошатнулась, оступились в конце сезона.

Победы 1:0 на «Бридже» оказалось недостаточно, чтобы преодолеть отставание 2:0 после выездного матча, и в мае 1988 года мы вылетели в низший дивизион. Это сделала команда, которую все называли «слишком хорошей, чтобы вылететь».

«У меня было странное чувство, потому что, когда мы вылетели, сразу после матча мне сказали, что меня ждут в сборной Англии на Евро 1988 года», — вспоминает Тони Дориго, левый защитник, Игрок года в сезоне, когда мы вылетели, и человек, сыгравший наибольшее количество матчей тогда, ранее летом он только перешел в клуб.

«Внезапно, в тот момент, когда мне сообщили эти новости, у меня было отвратительное чувство, было странно, было не очень хорошо».

Вылет никогда не случается в хорошие времена, но для клуба, который еще только пытался оклематься после банкротства, случившегося несколькими годами ранее, и который пребывал в неведении относительно будущего «Стэмфорд Бридж», это была ужасная череда событий. Мы не могли себе позволить долго оставаться в изгнании.

В клуб был призван бывший тренер «Фулхэма» и «Портсмута» Бобби Кэмпбелл, ему предстояло работать под руководством Холлинса после того, как помощник последнего Эрни Уэллей ушел, но в марте, без улучшения результатов, Холлинс был уволен председателем Кеном Бейтсом, и Кемпбелл принял управление командой.

Когда стало понятно, что в этом положении нам не остаться в дивизионе, задачей Кемпбелла стало удержать массовый исход лучших игроков. Ранее клуб не предложил контракт Пэту Невину, и к этому моменту его траснфер в «Эвертон» за по тем временам рекордную сумму был уже делом решенным, и предотвратить ничего было уже нельзя, но игроков сборных или тех, кому вскоре предстояло попасть туда, — Дориго, Керри Диксон, Гордон Дюри, Стив Кларк — удалось удержать и настроить на то, чтобы бороться за возвращение.

И тогда пришли два новых товарища в команду. Бывший игрок сборной Англии Грэм Робертс был куплен у «Рейнджерс», чтобы укрепить оборону, а игрок сборной Уэльса Питер Николас пришел из шотландского клуба «Абердин», чтобы то же самое сделать с полузащитой.

«У Грэма Робертса был верный настрой, поэтому болельщики любили его, и он любил их, он был потрясающим!», — вспоминает Кемпбелл.

«Он стал лидером на поле и вне его, он был великолепен, и Питер Николас тоже был настоящим человеком!»

«Нико умел успокоить всех в полузащите, - говорит Дориго. — Он привнес опыт, который был нам нужен. Во Втором Дивизионе было не очень привычно играть, по сравнению с Первым там было все другое, борьба была более неистовой, приходилось показывать все, на что способен, но в то же время надо было бороться, они привнесли элемент физической силы в команду».

«У нас уже были хорошие игроки, и эти двое добавили чего-то еще, это были особенные люди, они пришли, и у нас пошло все на лад, — говорит Кемпбелл. — Короче говоря, мы практически выиграли чемпионат к Рождеству».

Впрочем, и длинная версия истории тоже заслуживает быть рассказанной, поскольку путешествие было далеко от спокойного плавания. Команда, которая выиграла в дивизионе с итоговым отрывом в 17 очков, сначала набрала лишь три за шесть первых игр, не выиграв в них ни разу.

Те первые матчи на «Стэмфорд Бридж» были сыграны практически за закрытыми дверями. Заняты были лишь сидячие места на восточной и западной трибуне. Это все было следствием инцидента в заключающем матче плей-офф против «Миддлсбро» в предыдущем сезоне.

Вследствие санкций на домашних матчах было не более 8000 болельщиков. При этом такие ключевые футболисты, как Диксон и Дориго отсутствовали весь первый месяц из-за травм, а плеймейкер Мики Хазард не появлялся и вовсе до февраля.

Довершил перечень неудач в самом начале сезона, где мы надеялись вернуться в игру, и капитан команды Джо Маклафлин. Будучи предельно неуверенным после бед предыдущего сезона, он совершил ошибку в первом же матче, отреагировав на какой-то выкрик из толпы характерным жестом, а затем еще и получил травму. Но такое поведение объяснимо, поскольку незадолго до инцидента умер его новорожденный сын, прожив всего девять дней.

Маклафлин, таким образом, получил передышку после предыдущего года выхода в лигу, в чем сыграл немалую роль. А его повязку благодарно принял Робертс.

«Я так быстро сделал его капитаном, поскольку отлично видел, кого купил, какого лидера на поле и на тренировках. Такого игрока хотел бы иметь в команде каждый тренер», — говорит Кэмпбелл.

«Джо был отличным парнем — из тех, кто не хотел довольствоваться вторым дивизионом, но я убедил его, что будущее его в этом клубе. Его уверенность поначалу померкла, но к концу сезона он играл так классно, как никогда, был просто неподражаем, и мое предсказание начало сбываться».

«Игроки ложатся и встают с теми же умениями, но иной раз они ложатся и встают с разными настроями. И многое зависит от тренера: как подтолкнуть их к этому. Тренер должен знать скрытые „кнопки“ его футболистов: на какие рычаги надавить, чтобы человек раскрылся».

Есть масса примеров, когда единственный шанс меняет ход истории надолго вперед, будто переключая тумблер удачи. И таким случаем определенно стал в «Челси» период ранней осени 1988 года.

Команда отправилась к давнему противнику «Лидсу» на седьмую игру сезона, и полузащитник Джон Бамстед открыл счет.

«Мы были пятыми от конца таблицы. Думали даже менять тренера. А все знают, каково это — быть в клубе, когда ходят такие слухи. И это был довольно случайный гол», — вспоминает Бамстед.

«Я хотел забить головой, но даже близко к этому не был. От ужаса у меня аж живот скрутило. Думаю, в тот момент защитник „Лидса“ Ноэль Блэйк головой достал мяч, но в итоге лишь спустил его мне прямо на ногу. Я просто стряхнул нечто неожиданное со ступни, а мяч оказался в сетке. Но тогда было совершенно не важно каким именно образом гол был забить».

«Второй гол Гордона Дьюри был забит более уверенно. Но мне показалось, что в какой-то момент он все же задел его рукой. В любом случае, нам дважды очень повезло. И с этого момента мы буквально „включились“. Мы знали, что отличная команда, что нам нужно лишь немного удачи, которая и обнаружила себя в той важной победой над очень сильным „Лидсом“ на его же поле».

«Только игрок вроде Джона мог так забить, — сказал тогда после матча Кэмпбелл, — потому что он достаточно отважный, чтобы нырять головой прямо в омут».

Это была первая победа «Челси» на Элланд Роуд за 52 года.



Первая победа «Челси» над «Лидсом» четверть века назад в кампании 1988/89 гг. пришлась на последнюю неделю сентября. Это была седьмая игра сезона.

И хотя в Кубке Лиги мы уступили «Сканторпу» из низшего дивизиона, в чемпионате команда Бобби Кэмпбелла в октябре добилась пяти побед, одной ничьей и одного лишь поражения (в гостях у «Халла»). При этом мы забили четыре гола в ворота «Олдхэма» на его непривычном искусственном поле и пять в ворота «Плимута».

Поражение же в Хамберсайде оказалось последним в лиге на ближайшие шесть месяцев, то есть 27 беспроигрышных матчей.

Одним из бесспорных знаков того, что мы были командой с характером и возможностью возглавить дивизион, стала победа в гостях у «Стоука» в декабре. Всего пять минут матча прошло, когда удалили Питера Николаса, а мы все равно победили 3:0.

Затем победа над «Бирмингемом» вывела нас на первую позицию в таблице, а в канун Нового года мы принимали у себя «Вест Бром» со второго места, но с тем же количеством очков. «Синие» проигрывали 1:0 вплоть до последней минуты, на которой выстрелило одно из самых мощных орудий сезона — пенальти Грэма Робертса.

Гол с точки стал одним из 12-ти, которые защитник забил с пенальти из общего числа голов (17).

«Он умел справляться с давлением, когда был решающие пенальти в ворота „Тоттенхэма“ и „Рейнджерс“, за сборную Англии, за „Челси“. Мы были большим клубом с большими ожиданиями фанатов, и он их оправдывал», — говорит Кэмпбелл.

«Он был предельно хладнокровен. Люди говорили, что он был железным человеком, но при этом у него была легкая нога, он мог ударить коротко, мог закрутить, но полностью контролировал мяч. И если бы моя жизнь зависела от кого-то, бьющего пенальти, то я бы выбрал его».

Такая результативность с точки позволяла рискованнее играть таким атакующим футболистам, как Гордон Дьюри, Кевин Уилсон, Кевин Макаллистер, принимавший на себя обязанности на фланге шотландского товарища Пэта Невина, и Клайва Уокера. Плюс нельзя не упомянуть в этом контексте стремительно выбегающих вперед Тони Дориго и Стива Кларка.

Кэмпбеллу довольно часто удавалось использовать в первой тройке и тех футболистов, которые изначально считались центральными нападающими — Дьюри, Кевина Уилсона и некогда плодовитого Диксона.

«Обычно я не играл на флангах, — объясняет Диксон. — Я либо был по центру, либо одним из пары нападающих, но Кевин в тот год тоже часто появлялся в штрафной и забил несколько голов, как и „Автомат“ Дьюри. И по этой причине я готовился играть на фланге — точнее, справа, как выяснилось опытным путем, и зачастую я делал очень эффективные кроссы. Скорость моя была все еще при мне, так что я начал делать больше голевых передач, и Уилло в итоге забил с них ряд голов».

Но и сам Диксон, чья голевая мощь отразилась на получении места в сборной Англии на Чемпионате мира 1986 года, снова начал забивать в сезоне 1988/89 гг., очевидно просев в предыдущем — который закончился вылетом из первого дивизиона.

Он забил 28 голов, из которых 25 были в лиге. А уже в следующем году после возвращения в Премьер-лигу настолько нарастил мощь, что тренер Англии Бобби Робсон сказал, что он стоил всей итальянской сборной девяностых. К концу сезона выхода в высший дивизион он был всего в одном хет-трике от Питера Осгуда и Роя Бентли, у которых на тот момент было по рекордным 150-ти голам за клуб. Неудивительно, что игрока ждал новый контракт на три года.

Дьюри, несмотря на обычные свои перерывы из-за травм, забил в тот год 17 голов, а Кевин Уилсон добавил 13 к общему числу в лиге. Пять из голов Дьюри были забиты в одном единственном матче — против «Уолсолла» в феврале, когда хозяева проиграли 7:0, а «синие» установили рекорд в лиге на выезде.

«Помню, мы покидали поле после матча мимо трибун болельщиков противника, и они нам хлопали», — говорит полузащитник Джон Бамстед.

Диксон в тот день был травмирован, так что на позиции девятого номера выступал появившийся в клубе в середине сезона Дейв Митчелл. Забить он не забил, как и во всех семи последующих выходах на подхвате в «Челси», так что далеко не для всех «синих» тот сезон был успешным.

«Дейв Митчелл был отличным австралийским парнем и футболистом, — вспоминает Кэмпбелл. — В Голландии он играл за „Фейеноорд“, где был одним из лучших, почему я его и приобрел. Но оказалось, что он из тех, кто так и не сумел адаптироваться к нагрузке игрока „Челси“».

«Я играл с тремя нападающими, потому что мне нравились хорошие футболисты. И мне казалось, чем больше досаждаешь противнику, чем он тебе, тем у тебя больше шансов с самого начала. Еще лучше, если к атаке прилагаются защитники, которые умело обороняются, при этом не теряя творческого настроя и умения выходить вперед. Сейчас повсеместно говорят об атакующих фланговых защитников, а у меня уже на тот момент были Тони Дориго и Стиви Кларк».

За два матча до того разгрома «Уолсолла» в защите произошли важные изменения. Кевин Хитчкок начал сезон в воротах, но получил травму, и его перчатки принял юный вратарь из Уэльса Роджер Фристоун.

«Когда я только пришел на место тренера в предыдущем сезоне, я сразу сказал Джону Холлинсу, что у нас проблемы с голкиперами. У нас был юный Перри Дигуид, которого я потом отдал в основу „Фулхэма“, когда ему было лишь 16 лет, он был отличный футболист, но ведь он был даже не наш, и „Брайтон“ хотел арендованного игрока обратно».

«И вот я пригласил Кевина Хитчкока, и он нам очень помог. Роджер Фристоун был отличным человеком и голкипером, но при всем уважении вынужден признать, что он не был достаточно талантлив для первого дивизиона, куда мы, по моему разумению, уверенно направлялись».

«Однажды мы отправились на игру на севере, а по дороге обратно прямо в автобусе я купил Дейва Безанта из „Ньюкасла“. Мы выложили за него огромные деньги, но он был лучшим, что мы могли вообще вокруг отыскать. Он был того же уровня, что и Грэм Робертс. Оба они были хороши в команде и знали, что делали, настоящие футболисты».

Всего пару месяцев назад Безант стал героем в нетипичной победе в финале Кубка Англии на «Уимблдоне», так что «Ньюкасл» легко сделал его самым дорогим футболистом Англии. Но у клуба, нам на счастье, были финансовые проблемы, так что 29-летний голкипер достался нам (играющим в низшем дивизионе) за 725000 ф.с., что все равно было рекордом для «Челси» в то время.

«Я хочу играть в первом дивизионе — и хочу быть там с „Челси“», — сказал вскоре после подписания Безант.

«Я только пришел в клуб, но уже понял, что все сделал правильно. У нас стремительно наладилось взаимопонимание с защитой. У всех был огромный опыт, и ребята были единым целым».

Вливать новые силы в этом сезоне не имело смысла, эта необходимость возникла лишь через пару лет, и все же один новичок во втором дивизионе у нас появился — 18-летний центральный защитник или полузащитник Дэвид Ли.

В дебютном матче на замене он забил первый гол, а всего закатил 4 мяча за 20 выступлений в лиге в тот год. Он почти сразу получил кличку «Родни», поскольку был очень похож на одноименного героя британского ситкома, название которого на русский язык перевели как «Дуракам везет» (Only Fools and Horses).

18 марта на волне наших беспроигрышных матчей «Челси» отправился на Мэйн Роуд к «Манчестер Сити», который на одно очко опережал нас на первом месте таблицы, но у нас была еще игра в запасе.

Перед лицом 40000 зрителей мы к перерыву вырвались вперед 2:0, а затем пережили едва ли не самый важный момент всего сезона.

«Это забавно, потому что мне каждый год вспоминают тот гол, — говорит автор решающего мяча Дориго. — И он правда был великолепен, поскольку „Сити“ в тот год играл действительно замечательно. Это был самый главный наш противник. Мы метили на его место, как и в этом сезоне. И „Челси“ тогда сыграл безупречно».

«В том матче я один гол уже забил с углового, — вспоминает уже Диксон. — И затем в очередном угловом на другой стороне поля отличился Дориго: он сам лично пронесся по всему полю, чтобы обогнуть вратаря и увеличить наше преимущество до 3:0».

«Это был невероятный гол, — добавляет и Кэмпбелл. — Тони просто бежал и бежал, а потом забивал множество очень важных для нас голов».

«„Ман Сити“ потом отыгрался до счета 3:2, но кому уже это было важно? — улыбается Дориго. — Это не было проблемой. Та победа была своего рода громогласным утверждением, что это наш год. У нас были отличные футболисты, мы знали, что были фаворитами, но дело все равно надо было доводить до конца, что мы и сделали с божьей помощью».

«Фанаты были восхитительны в тот день, я это очень четко помню, потому что всякий раз поддержка болельщиков, когда мы ехали на север, оказывалась очень полезной».

«Даже в тех играх второго дивизиона с нами ездили пять, шесть, даже семь тысяч человек. Поверить не могу!» — восклицает и Кэмпбелл.



Наши ближайшие соперники «Ман Сити» были повержены в середине марта, и наша цель на сезон была вполне достижимой.

Победа на «Мейн Роуд» была второй в серии восьми побед подряд, она разбила мечты «Сити» о титуле, тогда же мы победили 5:3 «Барнсли», где Керри Диксон забил четыре мяча, Грэм Робертс реализовал пенальти, и стали победителями в трудном матче с «ВБА» со счетом 3:2.

За пять матчей до конца наши победы привели к тому, что попадание в высший дивизион было возможно, если мы победим «Лестер» 15 апреля.

Тогда «Челси» проиграл 2:0, но небольшая промашка стала незаметной, когда к нам просочились новости о событиях на стадионе дальше по M1 в Шеффилде, или точнее, на «Хилсборо».

«Я был расстроен результатом с «Лестером», потому что я всегда расстраивался, если мы не побеждали, но после этого кто-то сказал о трагедии, — вспоминает Бобби Кемпбелл. — И я сказал, что все остальное по сравнению с этим полная ерунда! Я парень из Ливерпуля, и мне это причинило боль, я был игроком «Ливерпуля»».

Попадание в высший дивизион было отложено еще на неделю, и как пятью годами ранее, оно было достигнуто дома в матче с «Лидсом». Была какая-то доля симметрии в самом сезоне, ведь забил именно Джон Бамстед, ранее он забил единственный другой гол сезона в выездном матче в Йоркшире. Единственный гол в матче подарил нам чемпионство во Втором Дивизионе.

«В такой ситуации я бы обычно отдал пас», — говорит уроженец Ротерхита.

«Я помню, мне кричал Кевин Уилсон, и в девяти случаях из 10 я бы откатил мяч ему. Но по какой-то причине я развернулся и пробил, я даже не видел, как мяч влетел в сетку, я просто решил, что должен сделать это сам. К счастью, мне повезло, и я забил. Было приятно завоевать повышение в более высокий дивизион дома. Мы бы в любом случае туда попали, но если бы проиграли «Лидсу», то это было бы упущенной возможностью».

«Джон Бамстед был первым, кого я внес в заявку, остальные уже были добавлены к нему», — говорит Кемпбелл.

«Он был стабильно хорош все эти годы. Он сейчас таксист, и я часто вижу его на Кингз Роуд, он сигналит и зовет меня».

Диксон описывает матч с «Лидсом», как унылый.

«Конечно, не было такой эйфории от попадания в высший дивизион, как когда мы разгромили их 5:0, но это был все-таки «Лидс», и все-таки попадание в более высокий дивизион. Дело в том, что все этого ожидали. В 1984 году за попадание в Первый Дивизион боролись четыре равные команды, в этот раз была только одна сильная команда».

«Вопрос был лишь в том, когда мы попадем в высший дивизион, у всех были свои маленькие личные цели. Бобби говорил, что хочет, чтобы команда набрала рекордное количество очков и забила рекордное количество мячей, я тоже хотел забить максимально много. Вило повторял, что догонит меня — да уж, мечтатель — но тем не менее, это были добрые шутки, и мы уверенно победили».

Следующий матч после попадания в высший дивизион, после того, как мы стали чемпионами, был с вылетавшим еще ниже «Шрюсбери» на выезде.

«Мы сыграли вничью 1:1, и это был редкий случай, когда я устроил нагоняй Керри», — говорит Кемпбелл.

«Мы сыграли вничью только с этой командой, а могли бы победить, это стоило нам 100-го очка. Мы набрали 99, а я хотел 100, а Керри, не то, чтобы он играл плохо в тот день, но он мог бы забить пять или шесть мячей, я винил его».

«Но Керри отличный парень. Его хотели отправить в «Арсенал» до того, как я пришел в «Челси», я остановил этот процесс. Он забивал в свое удовольствие, но я часто ругал его, что он мало работает, говорил ему помогать команде, он часто говорил «Тренер, что ты хочешь, чтобы я делал, бегал за защитниками или забивал голы?» Так что я сказал ему делать, как знает!»

«Бобби был замечательным, — хвалит тренера Диксон. — Он не паниковал, ему дали шанс перестроить команду, и он привел Нико и Роббо, двух мощных опытных игроков, усилил нас, он был отличным тренером. Он построил хорошую команду».

«У нас была очень опытная команда, мы все раньше играли в командах-победителях, — говорит Бамстед. — Мы играли в атакующий футбол, с опытными профессионалами, и мы очень хотели победить».

«Это была не такая харизматичная команда, как та, что первый раз пробилась в высший дивизион, но мы тоже были сильной командой», - говорит Диксон.

Признаком того, насколько сильной и добротной была команда, было то, что на следующий сезон, после пары дополнений, мы стали пятыми в Первом дивизионе, это был наш лучший финиш с 1970 года.

Как писал председатель Бейтс в программке к последнему матчу года, когда мы попали в высший дивизион: «В этом сезоне столько всего случилось, мы начали плохо, нас несправедливо оштрафовали, закрыли террасы, и мы проиграли в первом матче. Мы были 20-ми в лиге после шести матчей, и решение по нашему стадиону было не вынесено».

«Сегодня мы безусловные чемпионы, с рекордным количеством очков, с рекордной беспроигрышной серией, и мы нацелены на получение большего. Нам одобрили схему планирования, и мы не продали наших звезд».

«Челси» вернулся в высший дивизион, и с тех пор не покидал его.


chelsea-fc.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср фев 04, 2015 20:34

1971. Три финала


Весной 1971-го вместо четырех запланированных матчей финалистам пришлось сыграть пять с половиной встреч.

Впервые в истории Кубка кубков финал разыгрывался в двух матчах. Понадобилась переигровка, чтобы определить победителя. Им оказался лондонский клуб «Челси». Поражение же потерпел мадридский «Реал».
225 минут провели на поле и участники финала Кубка ярмарок: английский «Лидс» и итальянский «Ювентус». Как известно, этот Кубок разыгрывается в двухраундовом финальном поединке. Первый матч в Турине продолжался всего один тайм и был прекращен арбитром из-за ливня. Встреча была возобновлена через 24 часа и закончилась вничью (2:2). Затем в Лидсе финалисты провели второй матч закончившийся тоже ничьей (1:1) равносильной в Данном случае победе англичан, так как в этом турнире голы, забитые на чужом поле, расцениваются по «двойному» тарифу.

В третьем Кубке, который по кубковой иерархии считается са­мым почетным, то есть в Кубке чемпионов, события развивались нормально. Финал проводился в Лондоне на стадионе «Уэмбли», и завершился, заслуженной победой голландского «Аякса» над грече­ским «Панатинаикосом».

Что показали финалы? Какие уроки можно извлечь из них, как выглядит европейский клубный футбол наших дней?

Не следует забывать и географию этих турниров, которая охва­тывает буквально все европейские страны. В истекшем сезоне чис­ло участников было рекордным; 131 клуб, представляющий 33 госу­дарства. Кубок чемпионов оспаривали 33 клуба. Кубок кубков — 34 и Кубок ярмарок—64.

Популярный еженедельник «Франс футбол» был представлен на всех финалах бригадой специальных корреспондентов. Приводим в сокращенном виде их отчёты об увиденном, которые дают ответы на поставленные выше вопросы. Выводы французских журналистов являются в какой-то степени объективными хотя бы потому, что ни в одним из финалов не выступали, их земляки.

Начнем с финала Кубка чемпио­нов. Слово предоставляется обозрева­телю ЖАКУ ФЕРРАНУ.

«Закончились европейские клуб­ные турниры. Они принесли успех «Аяксу» (Кубок чемпионов), «Челси» (Кубок кубков) и «Лидсу» (Кубок яр­марок). Итак, среди лауреатов— один голландский клуб и два английских. Из этого можно заключить, что эпи­центр переместился с юга на север, или, вернее, на северо-запад нашего континента. Видимо, это не случай­ность, а своего рода закономерность, за которой скрываются некие осязаемые факты и принципы.

Финал Кубка «номер один» (и у кубков есть своя иерархия) не оправ­дал ожиданий. Те, кто был этот день на «Уэмбли», едва ли сохранят памяти то яркое и неизгладимое воспоминание, которое оставили прежние финалы этого турнира, та­кие, как «Реал» — «Реймс» (1956), «Реал» — «Эйнтрахт-Франкфурт» (1960), или «Бенфика»— «Реал» (1963)… И это не удивительно, если учесть резчицу в ранге, удельном ве­се и соотношении сил соперников, да и ту атмосферу, которая царила на стадионе (равнодушие со стороны английских зрителей и экзальтацию, доходящую до безумия, иностранных болельщиков клубов соперников).

Греческий клуб «Панатинаикос», как известно, «вырвал с мясом» свое право участвовать в этом финале. Его победы в четвертьфинале над «Эвертоном» и в полуфинале над «Црвеной звездой» граничат с чудом. Они добыты скорее из-за просчетов сопер­ников, нежели за счет собственного высокого класса. Настойчивость, активность тоже входит в понятие «класса», но его не исчерпывают. Это, так сказать, сопутствующие факторы, в конечном же итоге исход в футболе решают спортивно-техни­ческие элементы, а их у греков не хватает. Нельзя сбрасывать с весов, анализируя победы «Панатинаикоса», особенности его поля (мы называем такие поля «плешивыми»). Там возможны всякие сюрпризы, и неожи­данности.

…Что сказать об «Аяксе»? Никто не оспаривает его заслуг на междуна­родной арене и у себя в стране. Голландия в течение последних лет сумела создать (не без помощи ино­странных игроков) несколько поисти­не грозных команд, грозных не толь­ко и не столько наличием в их ря­дах талантливых футболистов, но и своей организованностью, игровой дисциплиной и, что важнее всего, той атмосферой спайки и взаимопо­нимания между игроками, которая создает несокрушимый футбольный монолит.

У голландцев много общего с бри­танцами. Они приверженцы британ­ской школы, но не ограничиваются копированием, а вносят много сво­его, самобытного в игру. Их футбол более индивидуален, в нем больше простора для фантазии и импровиза­ции. Все это так. Но почему же все-таки победа досталась голландцам нелегко? Лично я объясняю это явной перегрузкой «Аякса» в истекшем се­зоне.

Трудная и длительная дуэль в чем­пионате с традиционным конкурен­том — роттердамским «Фейенордом», прошлогодним победителе Кубка чемпионов, дуэль, закончивша­яся в конечном счете неудачно для «Аякса» (буквально в последних ту­рах он дал догнать себя и перегнать роттердамцам). Не менее острая борьба со «Спартой» в Кубке страны, который он все же завоевал, «на вся­кий случай», ведь Кубок обеспечивал ему участие в Кубке кубков, если он не выиграет Кубка чемпионов на «Уэмбли», Наконец, шесть матчей в розыгрыше Кубка чемпионов, где «Аяксу» попались такие совсем не легкие противники, как шотландский «Селтик» (3:0, 0:1) или испанский «Атлетико» (0:1, 3:0). Не случайно тренер «Аякса» Ринус Мишель не скрывал своей озабоченности перед матчем с греками, хотя знал о пре­восходстве своих питомцев над соперником.

Объективно финал большого спор­тивного интереса не представлял. Яв­но утомленный «Аякс» играл против не слишком классного «Панатинаико­са». Это едва ли можно было назвать «матчем мечты». И все же, несмотря на все эти оговорки и многочислен­ные «но», финал мне понравился.

В первом тайме «Аякс» играл великолепно блистая всеми гранями сво­его мастерства. На высоте был Круифф, который, видимо, является одним из сильнейших форвардов, континента. Его магическое присут­ствие вдохновляет команду. Ведь, не­смотря на свой огромный талант и индивидуальное мастерство, Круифф является душой команды и отдает все силы коллективной игре.

«Аякс» стоит, несомненно, в аван­гарде европейского футбола. Его игра носит явно наступательный ха­рактер, и не только в матче, когда ему попался соперник, который мог только мечтать о ничьей, но и вооб­ще. В игре «Аякса» отсутствуют шаб­лон и стандарт. У каждого игрока своя индивидуальность, свой особый почерк, сливающийся с почерком партнеров. Все игроки сторонники конструктивного футбола. Особен­ных похвал заслуживает «либеро» Васович. Это образец многогранного защитника-универсала».

Об афинском финале рассказывает ЖАК ЭТЬЕНН.

«Итак, «Челси» — победитель Куб­ка кубков. Мигуэль Муньос продол­жает кусать пальцы. После второго матча, проигранного лондонцам, тре­нер «Реала» жаловался всем и каж­дому на не классное судейство швей­царца Бушени. Верно, он, Бушени, во многом напоминал своего земляка и предшественника Шерера, который за 48 часов до этого (в первой встре­че, закончившейся вничью—1:1) от­казался назначить пенальти в ворота лондонцев (для этого, кстати, не бы­ло особых оснований, кроме страст­ного желания Муньоса). Виновен Шерер и в том снисходительном отно­шении, которое он проявлял к сверх­резким приемам отбора мяча. Но что поделаешь, синьор Муньос, если ква­лифицировать любое британское единоборство, как нарушение, то англичанам придется «закрыть лавоч­ку»…

Но почему же Муньос не погово­рил с нами, журналистами, о Пирри? Правда, он согласился с тем, что по­шел на риск, включив в команду Пирри, который был явно небое­способен после травмы кисти руки, полученной в первом матче. Что ни говори, и руки — орудие производст­ва для футболиста, хотя в футбол играют ногами. С покалеченной ру­кой Пирри играть в полную силу не мог. То, что Муньос считал, что у него нет полноценного запасного, не оправдание. Ведь Пирри играет защитника. Тем более не участвую­щего в единоборстве, — это фикция.

Мы коснулись этого частного воп­роса потому, что он имеет принци­пиальное значение. Лучше заурядный запасной игрок, нежели нетрудоспо­собная «звезда»! Впрочем, нам сказа­ли, что Муньос не виноват. Мол, сам Пирри настаивал на том, чтобы его поставили, а перечить «звезде» не приходится. Но и с Пирри и без Пирри испанцы все равно проиграли бы.

Всегда интересно сопоставить два матча, сыгранных с интервалом в 48 часов, между одними и теми же командами.

Итак, мы присутствовали на двух поединках, совершенно отличных один от другого, и нам, естественно, хотелось знать, почему.

В первом матче: отличный второй тайм у «Реала», много голевых ситу­аций, правда, упущенных, и поисти­не граничащее с чудом спасение дополнительное время благодаря го­лу Зокко. Кстати, нам показалось, что гол был забит после того, как истек­ло время… Так или иначе, мы счита­ем, что испанцы не заслуживали про­игрыша, несмотря на непрерывное давление англичан. Они не проигра­ли— была ничья.

Второй матч: отличный старт анг­личан. Они диктуют, и притом блестяще, свою волю, забивая в первом тайме два мяча, один за другим, и демонстрируют свое полное превос­ходство, а затем переходят к оборо­не, причем здесь британские защит­ники играют столь же хладнокровно, сколь и безошибочно.

Что же произошло? Мне кажется, что на различие между двумя мат­чами повлияли иные, нежели чисто спортивные, факторы.

Испанцы приехали в Афины забла­говременно. Акклиматизация проте­кала у них нормально. Они приспо­собились к тропической жаре в Афинах. Они познакомились с полем и провели на нем несколько трениро­вок. Англичане, напротив, вышли на поле, как говорится, «с корабля на бал». Это сказалось на их действиях в первом матче. Если бы я не знал, что передо мной «Челси», то думал, что на поле провинциальная команда второго, а то и третьего сорта. Анг­личане, как правило, не слишком го­товятся к турнирным встречам за ру­бежом, хотя в корне изменили свой взгляд на европейские турниры.

Можно ли оправдать «Челси» за то, что он удосужился прибыть в Афины прямо накануне матча? Передыш­ка в 48 часов была клубу как нельзя больше на руку. Это откровенно признал тренер Дейв Секстон. К то­му же он не пошел по стопам сво­его испанского коллеги и не поста­вил Холлинза, получившего травму в первом матче, хотя тот считался не­заменимым. Далее он перетасовал почти всех своих игроков, сменил им чуть ли не поголовно номера, что­бы сбить с толку испанцев…

Итак, еще раз британская команда выигрывает Кубок кубков. За 10 лет 4 выигрыша — совсем неплохо. Про­порция огромная. «Тоттенхэм» — 1963, «Вест Хэм» — 1965, «Манчестер Си­ти» — а прошлом году и, наконец, «Челси» — теперь.

Напомним, что «Лидс» и «Арсенал» выиграли Кубок ярмарок, а «Манче­стер Юнайтед» — Кубок чемпионов (1968). Послужной список исключи­тельного качества, свидетельствую­щий о качестве футбола по ту сто­рону Ла-Манша.

«Челси» обязан своей победой главным образом тому атлетическо­му футболу, который он, как и все английские команды, культивирует. Защитники труднопроходимы в еди­ноборстве как на земле, так и в воздухе. И уж во всяком случае не испанцам, не слишком физически сильным и рослым, конкурировать с ними в атлетическом футболе.

Да, силовая сторона британского футбола настолько бросается в глаза, что она затеняет или затуше­вывает их высокое техническое и тактическое мастерство.



Один из моих коллег назвал ис­панский футбол «старомодным». Мы не заходим так далеко в оценке, но скажем, что игра «Челси» выглядела куда более современной. Конечно, англичане только выиграли бы, если бы играли более разнообразно, во всяком случае их футбол выглядел бы более привлекательно…».

О Кубке ярмарок рассказывает ЖАК ЭТЬЕНН.

Из трех европейских финалов, ко­торые мы лицезрели — два больше всего запечатлелись в памяти, это те в которых участвовали англичане. И вовсе не потому, что мы являемся поклонниками именно британского футбола. Дело в том. что в этих фи­налах мы увидели настоящий футбол, а не жалкое подражание ему.

Итак, «Лидс» выиграл Кубок ярма­рок.

Констатирую, что англичане забра­ли в этом сезоне львиную долю меж­дународных призов для клубного футбола, не говоря уж о завоеванном ими звании чемпионов Европы среди юниоров.

Если мы отдаем предпочтение фи­налу «Лидс» — «Ювентус» перед двумя другими, то исходим из того, что из этих трех поединков он был самым ровным, самым уравновешенным и а то же время самым острым.

На «Уэмбли> и в Афинах домини­ровал на поле то один, то другой дуэ­лянт, причем один больше, чем дру­гой. Из трех побежденных — «Панатинанкоса» «Реала» и «Ювентуса»— итальянский клуб был именно тем кто сумел лучше всего «возразить» своему сопернику, придав тем самым ответному матчу в Лидсе то игровое равновесие, ту тональность, ту полноту, которых были лишены остальные два финала.

Собственно говоря, спор этот складывался или, вернее, сложился в силу капризов погоды из двух с половиной раундов (случай, насколько мне помнится беспрецедентный а евро­пейских турнирах). Однако все 125 минут этого марафонского матча оба противника были равны и достойны друг друга. И не случайно исход фи­нала, закончившегося, как известно, вничью (2:2 в Турине и 1:1 в Лид­се), решил такой фактор, как преимущественный начет мячей, забитых на чужом поле.

Во втором матче Туринского изда­ния итальянцев подвел вратарь Пи­лон. Он пропустил дна «берущихся» мяча. Правда, он получил травму и в следующем матче не выступал. То, что итальянцы сумели сделать ничью в «логове» врага в Лидсе,— само по се­бе крупное достижение. «Лидс» у се­бя не проигрывает, как правило, никому — ни чужеземцам, ни землякам! Ни разу за все эти минуты туринцы не применили своего, увы, знаменитого «каттеначчио». Напротив, в первом тайме матча в Лидсе они обру­шили на хозяев подлинный шквал атак. Единственная ошибка, допущенная «Ювентусом» заключалась в том, что Халлер, забыв о своей роли крайнего защитника, слишком часто оголял свой фланг для рейдов впе­ред. Этим он открыл «столбовую» до­рогу Мейдли, который, будучи кол­легой Халлера по амплуа, тоже на­бил себе руку на таких рейдах.

Мы не перестаем удивляться вели­колепному «здоровью» британских футболистов. Ни разу они не прояв­ляли признаков усталости. Они иг­рали в полную силу в любой момент и в любом эпизоде. А между тем с 22 клубами высшей лиги им прихо­дится бороться в самом трудном я утомительном из всех чемпионатов Европы. Мы не говорим уж об ос­тальных выступлениях, а их нема­ло—с полсотни.

Среди нападающих двое, произвели на нас сильное впечатление — у ан­гличан Джонс № 9 и у итальянцев Анастази тоже № 9 но при трех форвардах, в то время как у «Лидса» в линии нападения играли четверо. Оба они далеко не похожи на тех форвардов таранного типа, которые ныне опять входят в моду. Это тонкие стратеги, с отличной тех­никой и хорошо поставленным уда­ром с обеих ног. Они скользкие, как угри, злые как кошки, и боевиты, как петухи.

…Заметим в качестве послесловия, что так называемый латиноевропейский футбол потерпел двукратную неудачу (для иного футбола выход в финал двух своих клубов был бы ог­ромной удачей, но латинский когда-то доминировал на европейской аре­не). Английский футбол, несмотря на отсутствие на «Уэмбли», остается по­ка хозяином положения в Европе. И все же было бы заблуждением счи­тать, что песенка латинского футбола спета. Не будем спешить с обобще­ниями…»


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс фев 08, 2015 17:29

Классика кубка в трех частях.

Кубок Лиги 1985 - Молочный Кубок (Milk Cup)




При помощи бывших игроков официальный сайт вспоминает особенную двойную переигровку в кубке с «Шеффилд Уэнсдей».

В многих смыслах это был эпичный поединок в кубке, который определил эру «Челси», и сегодня исполняется 30 лет с того момента.

Это совершенно точно было матч в кубке, который определил карьеру игрока и с новой силой раздул крупнейшее соперничество того времени. Это противостояние растянулось на три напряженных поединка, и любой болельщик, который это видел, не так легко сможет это забыть.

«Челси» Джона Нила снова был на подъеме и держал все в своих руках. Это был первый сезон в высшем дивизионе после пяти сезонов в дивизионе уровнем ниже, они уже разгромили «Ман Сити» в предыдущем раунде и прошли в четвертьфинал Кубка Лиги. После больше, чем 10 лет без матчей на «Уэмбли», этот финал казался невероятно важным, крупнее матча было придумать было сложно.

Во-первых, «синим» предстояло победить «Шеффилд Уэнсдей» на «Бридже», команду, с которой мы боролись напряженно на протяжении всего сезона, предшествующего попаданию в высший дивизион, и обошли их в борьбе за титул Второго Дивизиона в итоге.

Ребята из южного Йоркшира оказались более, чем достойными соперниками в Первом Дивизионе, и к новому году уже были на четвертом месте. Фоном, на котором развивались события, сопутствовавшие нашей встрече в начале 1985 года, была забастовка шахтеров, и одна из самых холодных зим в Лондоне за долгое время.

И в самом деле, матч пришлось отложить из-за мороза, который вынудил незапланированно прервать встречи на две недели. Встреча состоялась 12 дней спустя на поле, почти лишенном травы из-за методов, которые применялись, чтобы подготовить его к матчу с «Арсеналом». 36 тысяч болельщиков боролись с морозом и приветствовали «Уэнсдей» в столице в понедельник вечером, через два дня после победы над «Уиганом» в Кубке Англии.

«Соперничество с «Шеффилд Уэнсдей» сохранилось еще с первого сезона, когда мы вместе играли в чемпионате, и их тренер Говард Уилкинсон очень хорошо их подготовил», — вспоминает полузащитник Найджел Спэкмен в интервью официальному сайту.

«Они делали длинные передачи, устраивали искусственные офсайды, их футбол было не очень приятно смотреть, но с ними было трудно играть».

«Хотя команды были очень близки в чемпионате, почти равными соперниками, у нас были совершенно разные стили», — говорит Пэт Невин.

«Они были крупными, сильными, грубыми, мы были больше нацелены на атаку, более техничными. Я воспринимал их, как роботов, и именно так можно было их переиграть, потому что они делали одни и те же вещи. Но это была хорошая команда, пару раз они нас превосходили, соперничество росло, и эти кубковые встречи попали точно в яблочко».

Первую встречу все почти забыли, но, хотя она и не пощипала нервы окружающим, по крайней мере, не так, как две переигровки, это был очень хороший матч.

«Уэнсдей» повел в счете, забив головой. Дэйви Спиди сравнял счет перед перерывом. Керри Диксон, лучший голеодор страны, на счету которого было 27 мячей, пробивал пенальти, но его удар был парирован. Ранее он уже дважды попадал в перекладину, а также мяч был вынесен с линии ворот после его удара. В последнюю минуту он повторил оба действия. Переигровка в Йоркшире состоялась два дня спустя.


«Мы были расстроены, нам пришлось возвращаться на «Хиллсборо», — говорит вратарь Эдди Ниджвейки. — И самое яркое, что я помню, это болельщики».

«Дэйвид Спиди подошел ко мне во время разминки, и я сказал ему: «Ты когда-нибудь получал это в «Барнсли» (один из его предыдущих клубов)?», и он ответил: «Нет, а ты когда-нибудь получал это в «Рексхэме»?». «Коп» за моими воротами на поле «Шеффилд Уэнсдей» был огромным и прославленным! Их команда сразу набросилась на нас, когда начался матч, мы не были к этому готовы».

Такое же количество болельщиков было и на «Бридже», но там был больший процент гостевых болельщиков, несмотря на то, что объявление было сделано незадолго до матча. Однако именно домашние болельщики получали удовольствие от вечера, так как их команда забила два типичных гола головой.

«Я не помню эти два, но я помню третий, Брайан Марвуд закрутил мяч в сетку мимо меня с 25 метров, — говорит Ниджвики. — Каждый раз, когда играешь на позиции вратаря, то расстраиваешься, если пропускаешь, но пропустить три уже в первом тайме! Ничего не получалось хорошо в тот вечер!»

Все было бы еще хуже, если бы судья заметил удар Мики Томаса в голевом моменте в ответ на бесконечные провокации. Болельщики «Челси», находящиеся рядом, не поспособствовали тому, чтобы избежать внимания, когда они запели ‘There’s only one Mickey Thomas’ («Есть только один Мики Томас»), но очень энергичный игрок сборной Уэльса остался на поле.


«Первое, что сказал наш тренер, Джон Нил, в перерыве, было: «Я не знаю, зачем ты ударил его, Мики, что он сказал?», — вспоминает Томас. — А затем Джон сказал всем: «Вы сами впутались в эту заварушку, теперь сами выпутывайтесь»».

«Выйдя на поле после перерыва, мы были подавлены, — говорит Ниджвейки. — Но что рассердило нас, так это игроки «Уэнсдей», которые были очень воодушевленными. Это было что-то вроде: «Я могу забить? Я могу забить?» Они думали, что сделали дело, но тренер выпустил Пола Кэновилла».

Кэновилл в своей автобиографии «Черное и синее» описывает происходящее в раздевалке, как бедлам, сумасшедший дом, где Джои Джонс и Джо МакЛафлин заряжали своих товарищей на игру.

«Джон Нил знал, что мы были расстроены, и нам надо было разобраться в этом, так что он оставил это в покое и прошелся по стандартам с Пэтом и Керри», — говорит он.

«Такое случалось периодически, что мы пропускали несколько мячей, — говорит Невин. — Мы были открытой командой, я помню, мы отставали 3:0 в матче с «Кардиффом» сезоном ранее, но все равно сравняли».

«Мы не были ужасны в матче с «Уэнсдей», но все шло хорошо у них, а не у нас, у нас все шло наперекосяк, но потом вышел Пол и сразу забил. Моя позиция теперь была совершенно другой, я играл в центре обороны до конца матча, я был совершенно свободен идти туда, когда хотел, у нас было много трудяг. Мики Томас заменял по сути двух игроков, и Спакерс (Спэкмен) был таким же, мы просто перебегали «Уэнсдей»».

«После того, как был забит этот мяч, игроки посмотрели друг на друга и подумали, что мы их сделаем. Это трудно объяснить, но мы это сделали».

В перерыве было потрясающее шоу-приветствие для дерзкого приобретения, это еще больше раззадорило игроков.

«Это всегда случалось, я не помню, чтобы такого не случилось, когда у нас были плохие времена, — говорит Невин. — Болельщики пели, это казалось не очень уместным, когда у нас не шли дела. Это было важно для того, чтобы вернуть нас в игру. Обычно такую поддержку имеет «Шеффилд Уэнсдей», но в этот раз наши болельщики их перепели».

«Джон Нил, благослови его Бог, в перерыве сделал замены, и это был правильный шаг, — говорит Спэкмен. — Кэннерс с его скоростью создавал проблемы, и мы играли первым номером. Когда мы забили, мы не думали уже, что проиграем».

«В начале второго тайма Джоуи начал атаку из обороны на Керри», — пишет Кэновилл в «Черное и синее».

«Всегда надо было ждать финтов и маневров, если мяч доходил до Керри. Мяч попал между мной и центральным защитником, и я снял мяч с бутсы парня. Мяч после удара с левой отрикошетил прямо перед вратарем и не оставил ему шансов. Через 11 секунд после того, как игра возобновилась, «Уэнсдей» уже проигрывал 3:1».

Затем счет стал 3:2. «Керри Диксон блестяще это исполнил», - позже говорил комментатор в обзоре матча.


Томас продолжает рассказ.

«Эти два мяча подарили нам вдохновение, и они просто развалились. Что касается того, чтобы сравнять счет, я хорошо знал Пэта, у него был потрясающий футбольный ум, он все видел, поэтому я продолжал бегать, когда он был с мячом. Мне даже не пришлось кричать, потому что он знал, где я был, он отдал передачу мне на ход, и я пробил в верхний угол».

Для Кэновилла это стало не только вечером, когда он блистал на поле, но он еще и встретился со своим отцом впервые за 21 год, пусть и только после финального свистка. Они оба были на стадионе, и поднятая рука Кэновилла в конце матча была знаком этого. Именно юный вингер вывел свою команду вперед 4:3 на 85-й минуте.


«Я знал, что Керри любил подрабатывать под себя мяч, как все голеодоры, но я был совершенно свободен и рвался в штрафную, — говорит Кэновилл. — Я, наверное, раз восемь крикнул, я был уверен, что он искал угол для удара, чтобы бить самому, но сделал передачу мне».

«Когда мяч пересек линию, я подумал: «О, Боже! Это победный!»«.

Сцены в секторе гостей были невероятны, это была идеальная кубковая драма, но случился и еще один поворот сюжета. В последние секунды игрового времени крайний защитник «Уэнсдей» Мел Стерланд прорвался в штрафную «Челси» с мячом, но не успел выкроить пространство, когда его сбил левый защитник Дуг Ругви.


«Дуг до сих пор говорит, что я виноват в том, что упустил мяч, и он потерял позицию».

«Я хотел кое-что сказать Дугу после фола, — говорит Томас. - Потому что я мог справиться с этим, но мы все делаем ошибки».

Только Ниджвейки оказался между командой Уилкинсона и счетом 4:4.

«Я ранее уже встречался с Мелом Стерландом, я видел несколько его пенальти, я говорил себе, что надо стоять, потому он несколько раз бил по центру, но, как скажет вам любой вратарь, это легче сказать, чем сделать. К сожалению, он пробил по центру, и я коснулся мяча кончиками пальцев».

Вратарь сборной Уэльса сыграл важную роль в том, чтобы сохранить счет таким же в добавленное время, которое последовало, но обе команды к этому моменту уже были изрядно измотаны.

«Дуг «привез» пенальти, но это уже ничего не значило, когда мы вернулись в раздевалку, потому что мы проигрывали 3:0, а затем отыгрались и сыграли вничью, теперь им предстояло приехать к нам», - говорит Невин.

Да, было разочарование, что один из величайших камбеков в истории «Челси» не завершился победой и не принес место в полуфинале, но все хорошо, что хорошо кончается, и не упусти команда преимущество 4:3, не было бы еще одной драмы на «Бридже».


chelsea-fc.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость